Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

american woman

(no subject)

Не рассказывать истории до конца - это очень плохая привычка. Мне до сих пор обидно, что у меня висит незаконченный рассказ про "впрыгивание" в оперетту "Орфей в подземном царстве" в роли Купидона в Ольденбурге, когда пришлось выучить новые диалоги и хореографию за один день. А ведь такие истории происходят раз в жизни. Ну да что уж теперь. Старые ошибки не исправить, буду пытаться не совершать новые.

Глава 1, суббота.

Премьера "Фальстафа" прошла хорошо. Ну то есть как. Я помню два состояния. Первое - в самом начале: я играю первую сцену, параллельно смотрю неотрывно на дирижёра, пытаясь понять, сходимся ли мы в темпах, параллельно отслеживаю зал, в котором зрители внезапно оказались гораздо ближе, чем я думала, и их даже довольно хорошо видно, но совершенно неясно, как они реагируют, потому что все сидят в масках, и параллельно ещё думаю, как вообще так получилось, что я в этом театре, в этой опере и в этой роли. И второе - после антракта, когда мы все зарядились на сцене за декорацией и открылся занавес, я вдруг поймала себя на мысли: "Как это уже третий акт?!"

Похожее состояние у меня было на моей первой "Вестсайдской истории". Тогда я была вторым составом, с которым не репетировали вообще, и моим первым полноценным прогоном была пре-генеральная репетиция. Плюс, у меня была коллега-чудовище, хореограф-сноб, и вообще это был мой самый первый профессиональный спектакль. Хм. Да, пожалуй, в этот раз всё было гораздо комфортнее с психологической точки зрения, но из-за недостатка репетиций ощущения после премьеры примерно такие же: я мало что поняла и мало что запомнила. То есть, моя оболочка всё сделала как надо, я нигде не провисла, ничего не забыла, всё спела и озвучила. Но внутренне это была сосредоточенная работа "по приборам", а не душевное единение с персонажем и органичное проживание его жизни в предлагаемых обстоятельствах. Я не знаю, есть ли разница со стороны (из моих двух зрителей один сильно необъективен, а от второго не удалось получить ничего, кроме общих поздравлений и комплимента моему платью, что уже само по себе, конечно, наводит на мысли), вполне допускаю, что мой профессионализм на том уровне, когда внутренняя неуверенность не видна. Но мне самой, конечно, больше нравится, когда я могу расслабиться и получать удовольствие. Думаю, что где-то после третьего спектакля это появится.

В общем и целом мы все, конечно, выложились как могли. Зал, по которому в течение всего спектакля нельзя было понять, то ли они так внимательно следят за действием, то ли уже давно уснули, на последнем аккорде взорвался громкими овациями и не смолкал на протяжении всех сложно организованных поклонов, которые нам пришлось повторить, кажется, три раза. Все были довольны и счастливы, что всё прошло хорошо, что премьера наконец-то состоялась и что с этого момента можно перестать переживать из-за внезапных изменений и неожиданной критики, и начать радоваться и наслаждаться прекрасной оперой.

Глава 2, воскресенье.

После спектакля мы немного отметили со всеми в пиццерии недалеко от театра. Это было вкусно и прекрасно! А потом мы поехали в мою квартиру, забрали собранные вещи (два чемодана, рюкзак, сумка с едой и пакет с пакетами :)) и поехали домой.
Я была в кровати в 3 часа ночи и проспала до полудня. Позавтракать удалось где-то ближе к часу, потом ещё три часа я пыталась придумать, как удержать глаза открытыми, а голову ровной. В четыре мне нужно было идти в театр, чтобы в шесть играть свою любимую Итальянку.

К счастью, у меня недалеко от дома есть заправка (в Германии по воскресеньям магазины закрыты), на которой удалось запастись банкой энергетика. Придя в театр, я взяла клавир и стала его читать, шевеля губами. Распеваться - это важно, но в этот вечер мне было важнее сообщить всем своим мышцам правильную информацию, чтобы если мой мозг вдруг заснёт на сцене, мой артикуляционный аппарат смог бы перехватить командование.

Это был шестой спектакль "Итальянки" и первый, на котором на официально отменили все "коронные" предписания. То есть, мы могли быть на сцене без масок и перчаток и нам не надо было соблюдать дистанцию во время пения. Естественно, мы не могли поменять сценографию, но нам фактически дали зелёный свет на импровизацию в рамках разумного.

Этот же спектакль был последним для нашего Мустафы, который вводился в партию незадолго до премьеры из-за внезапной болезни основного солиста. И вот, теперь тот солист ещё не вернулся, но у этого больше нет возможности у нас петь, потому что его ждут в его родном театре в Будапеште. Обычно на последнем спектакле (дерньера или, как это называют в России, "зелёный спектакль") артисты позволяют себе небольшие шалости. Например, если кто-то по сюжету получает письмо, в этом письме может быть написано что-то смешное. Или же какой-то предмет реквизита может быть заменён. Или люди делают что-то неожиданное - конечно, тоже в рамках разумного.

Вопрос только в том, что считать этими самыми рамками.
Мустафа устроил себе свой личный "зелёный спектакль" - воспользовавшись разрешением не соблюдать дистанцию, он бегал по сцене, менял своё положение в ключевых моментах, однажды даже рухнул передо мной на колени и схватил за руку. Я, конечно, немедленно отреагировала соответственно сценической ситуации, но, ей-богу, когда пытаешься собрать воедино всю свою энергию и концентрацию, чтобы не отключиться посреди действия от усталости - это не самый лучший момент для сюрпризов и партнёрской импровизации %)
Но было и прекрасное. Например, мы с моим возлюбленным Линдоро наконец-то смогли подойти друг к другу ближе, чем на три метра! А пару раз даже обняться. Потрясающие ощущения - всё, что мы друг другу говорим, наконец-то обрело смысл. Как мало, оказывается, нужно для счастья.

Но в целом спектакль прошёл действительно хорошо, я даже не ожидала. Всё-таки, мы с Изабеллой так сроднились, что можем даже в таком состоянии петь колоратуры, держать верхнее "до" и карабкаться по стремянке на грузовой контейнер во время ключевой арии. :)

Эпилог.

В понедельник я спала весь день, а во вторник до меня вдруг дошло, что я больше не в "отпуске" и что надо бы посмотреть в репетиционный план - и таки да, увидела, что меня уже выписали на музыкальные репетиции новых постановок. Хорошо хоть, вовремя увидела! Во вторник и в среду я была в театре как огурец и работала работу.

В общем, жизнь возвращается в обычное русло. Я бы предпочла, чтобы она вернулась в него где-то через недельку, но и так нормально. Лучше уж быть при деле, чем проводить часы в кровати с сериалом, заедая жизненную пустоту чипсами и конфетами.
Ну то есть, я всё равно это делаю, но так хотя бы у меня есть повод отвлечься.

овечки

(no subject)

Ну всё, я спела генеральную репетицию. Она же для меня была первым и последним оркестровым прогоном.

Я прошла всю партию в полную силу, совершая все сценические действия, пытаясь не терять из поля зрения дирижёра.
Наблюдения: 1. Некоторые темпы неожиданные, но по ощущениям расхождений с оркестром было значительно меньше, чем на оркестровой. 2. Мониторы в зале, конечно, висят, но такие маленькие, что дирижёра с его мелкой моторикой просто не видно, так что рассчитывать на помощь видеокамер не стоит. 3. Судя по тому, что записалось из зала, меня таки слышно, и хотя бы на этот счёт можно не беспокоиться. 4. Чем увереннее дирижёр в том, что делает оркестр, тем больше он обращает внимание на солистов, так что вопрос только в том, сколько оркестровых прогонов достаточно для внутреннего комфорта дирижёра. Было 4 оркестровые и 2 прогона, то есть 6 репетиций. Будем надеяться, что этого более или менее достаточно для премьеры.

Вчера была пре-генеральная с "открытым финалом" - и после трёх часов прогона были ещё музыкальные корректуры. Все выползали из театра почти при смерти, включая меня, хотя я и не пела. После этого нас вызвали на сценическую репетицию к 10 утра (это не нормально, никто так не делает, но официального запрета на такое не существует, так что деваться некуда). Мы все притащились в театр к 10, и первые 40 минут режиссёр работал с хором. Потом в течение ещё часа повторил буквально два-три места, в которых даже не все были задействованы, и потом ещё минут 20 мы репетировали поклоны. К 12 нас отпустили, но единственные полдня отдыха между двумя главными репетициями были уже потеряны. Мне-то ничего, но всех остальных, работающих в один состав, мне очень жалко.

Сегодня появился трейлер спектакля: очень классно сделанное видео - нарезка спектакля вперемешку с интервью режиссёра, и Миссис Квикли там чуть ли не в каждом кадре. Но видео снимали вчера, так что это не я. С одной стороны, это справедливо по отношению к коллеге - я пою премьеру и, надеюсь, получу какую-никакую критику, а она зато навсегда увековечена в видео, которое она может везде рассылать и показывать. Но с другой стороны, всё равно обидно, конечно.

Но в конце концов, всё это не так важно. Важно, что это приключение подходит к концу. Завтра в плане снова стояли репетиции утром и вечером, но их, к счастью, отменили. У меня ужасно болит живот и голова, так что я радуюсь свободному дню, который собираюсь провести в кровати с грелкой и сериалом. А в субботу настанет час Икс.
овечки

(no subject)

Вчера был рояльный прогон.
Прогоном его назвать было нельзя, потому что мы несколько раз останавливались, но хотя бы прошли весь спектакль целиком.

У меня прекраснейшее платье! И моя радость от настоящих театральных костюмов не меркнет с первого дня, когда нам только рассказали, что планируют их делать. Я, конечно, наделала селфи, но там кроме декольте ничего не видно, так что надеюсь, что будут официальные фото, на которых моё платье предстанет во всех красе.

Грим в условиях короны - это вопрос отдельный. У нас в театре с этим попроще, а здесь каждому выдаётся упаковка "первой помощи" - несколько спонжей, тональная основа, пудра для подготовки к встрече с гримёром и губная помада с кисточкой для завершающих штрихов после.
Я не очень понимаю, почему гримёр может накладывать тени и румяна, но не может тональный крем и помаду, но, в конце концов, человек не может понять всё. Так или иначе, все солисты должны сами себя "загрундировать" и после этого уже идти на грим.

Но есть и хорошие новости: у меня будут ресницы и дополнительные волосы!
Всегда, когда художник спектакля хочет, чтобы у меня были "свои" волосы на сцене, я нервно вздрагиваю. Они видят мои локоны, которые, благодаря лёгкости волос, создают шапку вокруг моей головы, и думают, что это будет прекрасно смотреться на сцене. Правда же состоит в том, что волосы лёгкие, но тонкие. И впечатление, что их много, создаётся потому, что я знаю, что с ними делать. Распущенные волны - это прекрасно, но любые дополнительные сценические изыски требуют больше расходного материала.
В моём театре у меня есть мой собственный шеньон, и когда в очередной раз звучит пожелание отправить меня на сцену "в натуральном виде", гримеры знают, что делать.
Здесь же меня никто не знает, и на единственной предварительной встрече я лишь скромно заикнулась о такой возможности. На моё счастье, меня сразу же поняли и нашли мне ещё кудрей :)) Вчера и театральные волосы, и мои собственные, завили колечками, так что я стала похожа на старинную фарфоровую куклу. Вышло очень мило.

Сегодня была критика и сценические корректуры. Я практически не получила никаких замечаний. То же самое и с музыкальной частью. Сегодня я поговорила с пианисткой, которая делала записи в течение всех оркестровых, но ни разу не подошла ко мне. Она сказала что-то вроде: "Я у тебя ничего не записывала, потому что у всех остальных гораздо больше проблем". Ну... Это, конечно, приятно, что на безрыбье и так рыба. В общем, я попросила её хотя бы на генеральной обратить внимание на некоторые вещи, которые меня беспокоят и по поводу которых никто мне ничего не говорит, и она сказала, что постарается. Не то чтобы у меня будет время что-то исправить между генеральной репетиций и премьерой, но хотя бы буду примерно представлять, что происходит.

В остальном, ушла в режим энергосбережения. Планирую до конца недели только спать, есть и петь.
овечки

(no subject)

У меня нет времени писать, потому что когда у меня нет репетиций, я сплю.
Но это, наверное, к лучшему, потому за то, что мне хотелось бы написать, мне потом может быть стыдно.

В любом случае, мне вчера сказали, что я слишком негативно настроена, так что я теперь всё больше молчу, улыбаюсь и стараюсь видеть во всем положительные стороны.

Например, я спела 1,5 оркестрово-сценические, и больше у меня шанса не будет до оркестрового прогона. Вторые 1,5 репетиции поёт коллега, зато я могу отдохнуть, в отличие от всех остальных, кто поёт без остановки.

По всему выходит, что я не пою премьеру (коллега поёт матине и открытую оркестровую репетицию для зрителей, так что это выглядит логичным). Зато я смогу уехать домой пораньше, подготовиться к Итальянке, потом прийти в форму за неделю и присоединиться ко всем на втором спектакле, когда коллеги уже будут больше уверены в том, что происходит на сцене, и обстановка будет не такой нервной.

Я также перестала говорить о том, что мне нужно репетировать то, чего я ещё не репетировала, и решила, что если никого кроме меня это не интересует, то просто буду делать как считаю нужным, и если что, мне дадут знать.

Вообще, я бы очень хотела пообещать себе больше никогда не соглашаться на работу в два состава, но понимаю, что это невозможно. Но, по крайней мере, очень себе этого желаю! Моя нервная система слишком хрупкая для такого, и это никак не связано с людьми вокруг меня, а только с моим внутренним состоянием.

Всё, пора снова на сцену, перекрикивать оркестр. Оммм.
овечки

день 36

Пошла шестая неделя (из семи, где седьмая полностью состоит из финальных прогонов), и сегодня утренняя репетиция была такая крутая, что я не перестаю думать, что бы было, если бы мы с самого начала так. Правда, кто я такая, чтобы критиковать. Растягивать всё до последнего момента - это, наверное, самая органичная человеческая черта и уж лично мне она знакома не понаслышке.
Так или иначе, мы прошли вторую картину первого акта и вторую картину второго акта целиком. В первой картине я водила в собой за ручку коллегу, которая этого не репетировала, а во втором акте наоборот - она меня, потому что я до того только смотрела из зала. Потом даже я прошла всё одна, и теперь у меня в голове нет зияющей чёрной дыры посреди оперы.
Вообще, на удивление когда мозг отказывает, включается мышечная память. Первый акт мы поставили на первой неделе репетиций, то есть как минимум месяц прошёл с тех пор, как мы это оставили и больше не повторяли. Но начиная со второй минуты тело встроилось в мизансцену и пошло на автомате делать всё, как надо - и так у нас у всех. Ну, у женщин, по крайней мере.

Пришла домой уставшая и нервная из-за больного горла, которое со вчерашнего дня не хочет проходить. Заварила себе чай с шалфеем и решила поспать перед сидячей оркестровой, которая будет сегодня вечером. Это очень важная репетиция, на которой певцы впервые встречаются с оркестром (в случае, когда ты гость, это в буквальном смысле "впервые", а первое впечатление, как мы знаем, создаётся только один раз). За всё это время, к тому же, у нас было две или три ансамблевые репетиции в самом начале, а потом больше не было, да и самого дирижёра не было на репетициях. И ещё одна музыкальная репетиция с хором была в прошлый четверг, когда я уехала петь спектакль. В общем, сказать, что в партии мы все и я в частности не так чтобы сильно уверены - это ничего не сказать. Плюс ещё горло это больное.

Я уснула часа на два. А когда проснулась, увидела удивительное - моя соседка, хозяйка квартиры, которая поначалу включала новости на всю квартиру ранним утром и говорила по телефону на громкой связи посреди ночи, спросила меня в вотсапе, сплю ли я или она может включить громкую музыку? И, не получив ответа, не стала ничего включать, так что я действительно выспалась в тишине. Это было так мило с её стороны, особенно с учётом того, что раньше это было не в её характере. И это такой интересный штрих к недавно обсуждавшейся теме эмоционального интеллекта и возможности его тренировки или компенсации за счёт рационального мышления и знаний.

Ну а теперь мне пора. Вот ещё, мы пока так и не распределены по составам, но коллега сказала сегодня, что главный дирижёр попросил её спеть матине спектакля. Это, конечно, напрямую ничего не значит, но обычно публике всё-таки представляют первый состав. Я давно для себя решила, что мне в любом случае будет хорошо - петь премьеру круто, но не выплюнуть связки за три прогона на неделе, отдохнуть перед Итальянкой и спеть спокойно свой первый спектакль на неделю позже - тоже хорошо. Но, но. Интересно будет понаблюдать за собой, когда решение объявят в реальности.
овечки

Пятая "Итальянка"

Бывают новости одной строкой, а у меня - одним пальцем, с телефона. Поэтому так же кратко.

Вчера наконец-то ввёлся тенор, который приехал за две недели да премьеры, одну из них проболел, на второй спел пару сценических и сразу оркестровый прогон, после чего должен был петь второй спектакль, но дирижёр решил иначе, так что ему пришлось ждать почти два месяца. И вот наконец-то вчера случился его дебют. Я оставлю пока что за рамками свое личное мнение о целесообразности таких решений, но, главное, человек, несмотря на такой перерыв в незакрепленном материале, всё вспомнил и сделал как надо. Я за него очень рада.

Сам спектакль прошёл для меня нормально. Волнения было больше, чем в прошлый раз - но это, наверное, потому что в прошлый раз я была настолько уставшая, что у меня просто не было ресурса на рефлексию. А в этот раз я приехала домой накануне, порепетировала вечером и на следующий день смогла выспаться и просто провести первую половину дня в тишине и одиночестве. Это помогло зарядить внутренние батарейки. Но зато вернулись силы на дурацкие мысли и сомнения. Плюс ещё я пыталась "не думать о маленьких краснопопых обезьянках": мне сказали, что на спектакле будет несколько важных людей, и я довольно безуспешно пыталась убедить себя, что мне всё равно и что я совсем даже не волнуюсь, что они обо мне подумают. Всё это получилось не очень хорошо - но хотя бы могу сказать, что пела всё-таки не хуже, чем обычно, несмотря на мешающие мысли.

Сцена обольщения Мустафы без масок заиграла новыми красками, но в антракте других красок добавил помреж, когда оказалось, что в зале был кто-то из руководства и отчитал его, запретив это безобразие.
Надо сказать, что наш спектакль - единственный из актуальных, в котором до сих пор не отменены "коронные" условия. Сейчас все работают в условиях ежедневного мониторинга (то есть, те, кто не привит и не переболел, тестируются каждый день), и это позволяет находиться на сцене без дистанций и масок. Но этот мониторинг ввели уже после нашей премьеры, поэтому мы остались за бортом. И сейчас, видимо, логика такая, что спектакль уже поставлен, так что нечего что-то менять. Но это, конечно, так не работает, потому что постепенно становится похоже на абсурд. Посмотрим, можно ли будет что-то сделать на будущие представления.

Но в целом прошло хорошо! И даже знакомая, приходившая на спектакль, подарила мне цветочки. Как дома :)

Пришла домой в начале двенадцатого, где-то в полпервого прошла спать, ну а сейчас 6:40 и я уже полчаса в пути. В 10 репетиция в Пфорцхайме (я ещё три дня назад предусмотрительно припрятала в гримерке редбулл). Поработала - теперь можно и на работу!
овен

Пятая неделя

В понедельник я проснулась и даже сделала завтрак, но неведомая сила привлекла меня обратно в кроватку и оставила в ней в разной степени бодрствования примерно до пяти вечера. Потом надо было ехать в Пфорцхайм, но перед этим ещё сделать уборку, потому что на следующий день приезжала гостья, для которой нужно было подготовить комнату. В общем, выехали в итоге ближе к девяти, и до Пфорцхайма Тео домчал часам к 11, и несмотря на гениально проведённый день уснуть ещё на 8 часов оказалось вообще совсем не трудно.

Во вторник был полноценный репетиционный день, и я опять сидела в зале и смотрела со стороны, пока режиссёр работал с моей коллегой. Постепенно я стала замечать, что внутри меня начинают заводиться шестерёнки, стучать колёса и гудеть вскипающий чайник. Я смотрела на них и думала: вот она уже столько репетировала, а я нет! И когда приходит моя очередь - это всё время общие сцены, а все сольные и важные он ставил с ней! А когда у меня была возможность пройти сольное, он отменил репетицию! Он вообще на меня не обращает внимания, наверняка он уже всё для себя решил, что она будет петь премьеру, а я второй состав!.. - В какой-то момент я почувствовала, что ещё чуть-чуть и у меня из ушей пойдёт пар, а из глаз начнёт вырываться адское пламя.
Я отвела себя в сторонку и попыталась спокойно объяснить, что мы чередуемся, и да, это дурацкое стечение обстоятельств, что качественное наполнение репетиций всё время разное, но это ничья вина. И коллега точно так же сидит, пока я репетирую, и остаётся при этом абсолютно спокойной и дружелюбной. И я просто репетировала последний раз неделю назад из-за разных обстоятельств, и поэтому мне кажется, что прошла вечность, но надо успокоиться и просто дождаться своей очереди.
После репетиции я не придумала ничего лучше, чем поделиться своими чувствами с той самой коллегой. Да, я знаю, я иногда простая как валенок - но зато эта простота быстро определяет не только меня для других, но и других для меня. Я спросила, знакомы ли ей эти чувства и эмоции. Она сказала, что естественно ей всё это очень понятно и знакомо. И сказала: "поверь, как только ты снова выйдешь на репетицию, это пройдёт". И, конечно, оказалась права.
Вечером я опять работала какую-то общую сцену, но по крайней мере режиссёр смотрел на меня, работал над характером со мной и инсталлировал меня в общую канву точно так же, как он делал это с коллегой, и точно так же не обращал на неё внимания, как до этого на меня - просто потому что ему не до нашей тонкой душевной организации (хаха), мы для него баночки с одной и той же краской, которой он продолжает рисовать свою картину, и ему не важно, в какую именно баночку макать кисть.

В среду была репетиция на сцене. Я впервые увидела декорации (настоящие театральные декорации, стилизованные под шекспировский "Глобус"!), смогла оценить масштабы и дистанцию реального пространства (сцена, конечно, больше, чем репетиционный зал, но всё равно довольно камерная), а в перерыве была на примерке костюмов (настоящие театральные костюмы, а не экспресс-шопинг в соседнем торговом центре!), и всё это вернуло мою внутреннюю гармонию в состояние временного покоя.
А вечером я наконец-то смогла порепетировать ту сольную сцену, которую ещё неделю назад поставили без меня, и я очень переживала, что не знаю, что там происходит, и что все про меня забыли, и что я теперь никогда её не отрепетирую, буду импровизировать на прогоне и разрушу этим всю постановку. После этого я уже окончательно выдохнула.

Сегодня четверг, и у меня официально отпуск на сегодня и завтра, потому что завтра "Итальянка". Но не до конца отпустившая паника заставила меня прийти на первую половину сценической репетиции, где продолжали ставить вторую картину третьего акта, и поработать ещё немножко. Спасибо доброй коллеге, которая вошла в положение и пустила меня на сцену, хотя теоретически была её очередь. Она репетировала ещё вечером и будет репетировать весь день завтра, так что мне кажется, что это по-честному, но она могла бы с таким же успехом сказать, что сейчас её очередь, а то, что меня завтра не будет - это не её проблемы. Так что не стоит недооценивать порядочность и коллегиальность.
На репетиции мы продвинулись за полтора часа примерно на пять минут музыкального текста, а ещё я ударила режиссёра метлой. Но об этом в следующий раз. :)
овечки

(no subject)

Вчера был четвёртый спектакль "Итальянки".

Благодаря стечению обстоятельств и тонкой душевной организации режиссёра в Пфорцхайме (о чём я расскажу позже, если не забуду), я смогла уехать домой уже в пятницу вечером. В субботу у меня вроде как получался свободный день перед воскресным спектаклем, и я почему-то решила, что будет хорошей идеей в полдень пойти в театр, чтобы обсудить партитуру с нашим вторым капельмейстером, который должен был дирижировать Итальянку в этот раз. В одиннадцать утра я с удивлением обнаружила, что не могу оторвать себя от кровати и что мои голосовые складки сворачиваются в трубочку при одной мысли о том, чтобы ещё что-то петь. Видимо, физическое присутствие на месте не означает автоматически аккумуляцию энергии и готовность работать.

В конце концов я, конечно, выпинала себя из дома, но мы с дирижёром с первого взгляда друг на друга поняли, что музицировать сейчас не будем, а обсудим все темпы, паузы и вариации в теории. К счастью, он классный, мы хорошо друг друга понимаем, и я знала, что такой подготовки нам хватит.
Потом я попыталась учить третий акт Фальстафа, хотя надо было молчать, а если уж и заниматься чем-то, то актуальным Россини.
Потом надо было закупиться на три дня вперёд, поскольку в понедельник выходной, а в Германии праздничные дни праздничные для всех, и никакого дежурного супермаркета не найдёшь.
Потом я провела урок, потом был ужин, тупление в интернет, и вот уже и день подошёл к концу.

В воскресенье у нас был запланирован ранний спектакль - в 6 часов вместо обычных 7:30. Кроме того, что вводился новый дирижёр, Эльвиру впервые пела сопрано из оперной студии, у которой в этой партии был выпускной экзамен. Она репетировала с нами прошлой осенью, когда ещё планировалось, что спектакль выйдет в декабре 20-ого года. Но всё перенеслось, а она за это время получила место в хоре Лейпцигского театра и с начала сезона находилась там и не могла приехать на репетиции. Так что в воскресенье она с лёту впрыгивала в собственный экзамен. Конечно, нужно было пройти сценически и музыкально пару мест, поэтому нас всех вызвали в театр заранее, но почему-то не утром, чтобы у нас перед спектаклем были положенные 4 часа паузы, а к трём часам дня. Идти после этого домой уже не было смысла, так что мы все оказались на месте за три часа до начала.

В общем, я всё это к тому, что ко времени своего грима я была похожа на зомби, не могла разлепить глаза и вообще не представляла себе, как сейчас буду петь трёхчасовой спектакль, в котором я на сцене с середины первого акта и до конца. Всё это сопровождалось классическими уже комментариями коллег в стиле: "О, ты выглядишь уставшей, у тебя всё нормально?" (нет, серьёзно, каждый второй считает себя обязанным с самым сочувствующим видом прокомментировать, что я устало выгляжу - это длится годами, а я до сих пор не понимаю, чего они ожидают в ответ!)
И только моя гримёр как всегда сделала так, чтобы все эти ремарки прекратились, нарисовав мне столько глаз, скул и губ, чтобы ни у кого уже не возникало никаких вопросов.

Но что самое интересное! Спектакль прошёл хорошо. Вот прямо вообще хорошо. Первый раз, когда баланс между техническим контролем и получением удовольствия от роли более или менее сравнялся. Не знаю, связано ли это с тем, что был другой дирижёр, который не пытался разрушить мою самооценку при подготовке этой партии, или выведенное мной давно правило снова сработало: меня обычно в любой роли начинает отпускать после третьего спектакля. Так или иначе, очень многое было на автопилоте, но этот автопилот оказался отлично настроен. Я наконец-то почувствовала себя удобно во второй арии, а открывшаяся в конце нота "до" удивила меня саму - так легко и ярко она у меня ещё не вставала. Тьфу-тьфу-тьфу, очень хочется, чтобы дальше было как минимум так же.

После спектакля я узнала, что в зале был режиссёр (обычно после премьеры они исчезают навсегда), потому что он был в экзаменационной комиссии оперной студии. Он нашёл меня в гримёрке и сказал, что ему очень понравилось, что я органична в этой роли, что спектакль живёт, ну и ещё много приятного. Я была рада.

Постановка в условиях короны подразумевает дистанцию между партнёрами, перчатки, маски и т.д. Мы, честно, уже от этого подустали. В одной сцене, например, Изабелла и Мустафа придаются обществу друг друга на диване. Что именно мы должны там делать - никогда не было уточнено, но что бы это ни было, очень сложно изображать это в масках. Вчера мы с Мустафой решили отказаться от этого средства защиты, и оказалось, что без него действительно приятнее. По крайней мере, мы могли смотреть друг другу в глаза и улыбаться. И - удивительно -режиссёр сказал, что наша игра была более органичная, чем на репетициях. Он решил, что это оттого, что тогда мы с коллегой ещё не были знакомы и оттого были скованы. Это, конечно, отчасти правда, но только отчасти. Отсутствия масок режиссёр, думаю, вообще не заметил.

А на поклонах мы все впервые за больше чем полтора года взялись за руки. Это было таааак трогательно.

Следующий спектакль в ближайшую пятницу. Там будет вообще жестоко, потому что мне нужно будет ехать с репетиций в П. на репетиции в К. для ввода нового тенора, а после вечернего спектакля в 10 утра снова репетировать в П. Но чего уж паниковать, будем решать проблемы по мере их поступления.
овечки

день 23

Пошла четвертая неделя репетиций.
Режиссёр, который в течение последних двух недель был занят возобновлением другого спектакля, наконец-то "вернулся в семью" и поставил целью в четверг начать третий акт при на половину готовом втором. В общем, за вчера и сегодня мы сломя голову навёрстываем всё то, что можно было бы расслабленно сделать на неделю раньше.

Но если оставить в стороне непостижимое планирование репертуарного плана и связанное с этим физическое состояние артистов, то меня переполняет радость сразу по двум причинам.

Первая - сегодня у меня была примерка костюма. И пусть он ещё не готов, я уже счастлива, потому что наконец-тог впервые за даже не знаю сколько времени я участвую в постановке с настоящими театральными костюмами, а не плодами экспресс-шопинга в эйч-энд-эм! Это так прекрасно! Стояла сегодня и налюбоваться не могла, хотя обычно я на первой примерке все силы трачу на то, чтобы держать свой рот на замке и не комментировать выбранный костюмерами фасон и размер. Тут я даже не понимаю пока, как это будет в итоге выглядеть и сидеть, но даже это меня не смущает. Настоящий театр, ура!

А вторая причина - это сама постановка. Мне очень нравится, как работает режиссёр. Я понимаю все его идеи и смеюсь над сценическими решениями. Вообще, я ловлю себя на том, что мне практически всё время хочется смеяться в амплитуде от хихиканья до временами конского ржания. Поскольку я в двойном составе, я могу смотреть сценические репетиции со стороны. И вот я тоже не помню, когда в последний раз было, чтобы комедийный спектакль, в котором я участвую, не просто назывался комедией, а действительно был смешно поставлен, при этом с любовью и уважением к музыке (когда постановка ориентируется на музыку, а не пытается работать ей вопреки) и к автору (когда ремарки, записанные в клавире, принимаются за ориентир, а не игнорируются в угоду чьей-то больной фантазии).

Короче, я очень устаю и очень нервничаю, но всё же когда родившиеся в результате четырёхчасовой репетиции десять минут сцены начинают работать и искрить - это волшебное чувство, которое дорогого стоит.
овен

(no subject)

Здравствуй, дорогой дневник.
Сегодня я проснулась в восемь пятнадцать, в девять вышла из дома и с десяти до полвторого репетировала сцену, которая в оригинале длится примерно шесть минут.
Мы разбирали личность Фальстафа в призме современного общества и пришли к выводу, что эта личность продолжает (начинает?) ряд Харви Вайнштайна и всех прочих "героев" миту. И поскольку эта проблематика рассматривается в наши дни под совсем другим углом, чем во времена Шекспира, то и мы этого героя покажем не просто неприятным глупцом, а опасным человеком, который считает, что может с помощью денег и власти добиться всего, что пожелает.

На репетиции я впервые увидела свою коллегу, которая будет играть ту же роль, что и я. Очень умная, приятная, лет на десять старше и с голосом соответстаующим. Мой синдром самозванца помножился на комплекс неполноценности и неуверенность в себе - ведь мы пока не знаем, кто будет в первом составе, а кто во втором. Я знаю, что хорошо пою и классно играю, но она по фактуре подходит больше, ей и играть ничего не надо. Ну да что уж. Посмотрим.

После репетиции мы с коллегой Фальстафом, который всю репетицию вынужден был сидеть в бочке (это не эвфемизм) и выслушивать обвинения в адрес всего мужского рода в своём лице, пошли обедать и разговорились для разнообразия не про постановку и не про вокальную позицию, а про долгосрочные инвестиции. Он так интересно рассказывал, что я не заметила, как прошло ещё два часа.

К тому моменту как я дошла до дома и протянула ножки, нужно было уже возвращаться на концертмейстерский урок.
На завтра у меня в плане стоял ещё один урок в 11 утра. Потом я планировала ехать в Кайзерслаутерн, потому что у меня билеты в театр, и я обещала поддержать коллег ещё до того, как получила гостевой контракт.

И тут мне пришла в голову гениальная идея. Я взяла с собой ключи от дома и телефонную зарядку и пошла в театр. Там я спросила у пианистки, не согласится ли она позаниматься со мной сегодня один дополнительный час вместо завтра.

В общем, сейчас полдвенадцатого вечера, я уже ровно два часа еду на перекладных домой и надеюсь завершить этот путь минут через десять.
Меньше суток - как будто и не уезжала! %) Надеюсь, хотя бы высплюсь.