Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

smile

(no subject)

Вчера у меня была первая сценическая репетиция с декабря. Тьфу-тьфу-тьфу, чтобы не сглазить. Это номер на три минуты, не спектакль, не проработка роли и тому подобное, но это такое замечательное уже почти забытое чувство - существовать в сценическом пространстве и взаимодействовать с другими участниками процесса. Да и просто быть в состоянии активной концентрации и заполнять минуты своей жизни чем-то осмысленным. It feels good.

Театры начали открываться для публики! В некоторых землях уже пару недель как, а у нас вот вчера состоялась премьера танцевального спектакля, а в субботу будет концертное исполнение "Милосердия Тито" Моцарта, в котором я не принимаю участие, но всё равно рада за коллег. Они успели сыграть премьеру ровно за день до осеннего локдауна, после чего ни одному из запланированных спектаклей не удалось увидеть свет. Сейчас решили исполнить несколько раз до конца сезона хотя бы в концертном виде, что лично на мой взгляд только к лучшему, потому что постановка привела меня тогда в недоумение, а теперь можно будет наконец-то наслаждаться музыкой без помех.

Меня в этом сезоне встреча с публикой не ждёт, но мы должны начать восстанавливать "Итальянку в Алжире", которую довели до пре-генеральной в декабре, на чём всё и закончилось. Если всё пойдёт по плану, то постановка будет первой премьерой нового сезона в середине сентября. А с конца июня по середину июля мы будем её репетировать. Очень хочется надеяться, что за это время нам ослабят правила, потому что играть комедию на расстоянии 3 метров друг от друга - это мучительно. Но пока что прогноз неутешительный.

Очень сложно сохранять спокойствие и не смотреть по сторонам. Когда началась корона и у всех всё было плохо (точнее, никак), мне было нормально. Но теперь мои соцсети постепенно наполняются радостными рассказами коллег о новых постановках, контрактах и успехах, а мне приходится заставлять себя делать глубокий вдох и медленный выдох и убеждать себя в том, что моя жизнь не остановилась, а просто очень сильно замедлилась, и постепенно всё войдёт в своё русло. Да, неприятно, что полтора года вылетело в трубу и продолжает вылетать. Да, досадно, что где-то уже всё открыто и разрешено, а там, где я, - нет. Да, кто-то оказывается в нужное время в нужном месте, а мне не отвечают ни из одного агентства. Но всё будет хорошо. Потому что если нет, то это какая-то неправильная история, на которую мы не договаривались.
crazy

(no subject)

Я всё-таки нашла себе платье :)) На Дубровке, в магазине, чей инстаграм-канал носит прекрасное название prinzess_dress. Абсолютное турецкое великолепие в зелёно-золотых пайетках. Мне очень нравится!
На камерный концерт такое не наденешь, только на большую сцену, к оркестру. Правда, сегодня нам официально сообщили, что возвращение к жизни в Германии снова откладывается на неопределённый срок, так что есть вероятность, что я буду надевать его в супермаркет (больше никаких вариантов за пределами собственного дома всё равно нет).

Мои дни в Москве проходят очень насыщенно, и мне уже грустно оттого, что в субботу я уеду. Отпустили меня ровно до 27 марта, чтобы я после десяти дней в карантине 5-ого апреля могла выйти на работу. Собственно, чего ещё мне было желать на свой день рождения? Однако теперь я снова возвращаюсь в вакуумную упаковку, и я помню, что было со мной в прошлый раз после недели в полной жизни Москве. Тогда я вытащила себя за хвост новым интересным делом. Что будет теперь - непонятно. Ну да что уж поделать.

В четверг я была в Театре Сац на претендующем на "Золотую маску" в пяти номинациях спектакле "Жестокие дети". Мне очень понравилось - и музыка Филиппа Гласса, и постановка Георгия Исаакяна, и актёрская игра, и музыкальное сопровождение. Мой верный друг Настя играет там на фортепиано. Весь спектакль идёт в сопровождении трёх фортепиано, которые стоят там же в сценическом пространстве. Это очень здорово сделано. Советую всем сходить.

В субботу я была в Новой Опере на "Снегурочке". Не потому что там кто-то знакомый, а потому что истосковалась по русской музыке. Получила я изрядно урезанную версию в лучших традициях этого театра ("Царская" там была такая же в своё время). Весна и Мороз пели из оркестровой ямы, а Лешего и Царского Отрока не было вообще. Поскольку второй был в своё время моим собственным оперным дебютом, я очень расстроилась! А так вообще, постановка очень странная, но пели по большей части хорошо, так что свою потребность в русской музыке я более или менее утолила. Сюрпризом стала Купава, которую пела моя бывшая соученица, которая в нашей студенческой постановке пела Весну. Было очень приятно её видеть на сцене, к тому же, пела она лучше всех.

В воскресенье у меня случился очередной первый раз! Моя знакомая художница, на которую я подписана и чьими работами искренне восхищаюсь, пригласила меня у себе, чтобы сфотографировать и написать потом с этих фотографий картину! Я позировала в своём новом платье, с черепом и топором. Не знаю, что из этого получится, но уверена, что что-то очень интересное. Особенно, конечно, радостно за платье - успело быть увековеченным перед долгим беспросветным заточением в шкафу.

На сегодня у меня были героические планы: сделать запись. Я сняла Зал-с-красивой-стеной, привела туда моего верного друга Настю, мы нарядились в красивые платьишки, поставили камеру и записали шесть арий.
Поскольку на каждую арию ушло по два дубля, голоса у меня после этого совсем не осталось. Сам же зал кроме красивой стены никакими положительными качествами не обладал. Там было очень гулко, и как камера взяла звук - это ещё вопрос, на который я почти боюсь узнавать ответ. Я попросила у знакомой рекордер, но накануне оказалось, что она не может мне его дать. Брать в аренду у меня уже не было времени. Так что записывали на камеру и телефон, и я надеюсь, что хотя бы на что-то одно записалось нормально.
Ещё планировалось, что нас будут фотографировать - но точно так же накануне человек сказал, что у него болит горло и он не хочет нас заражать. Но мы сильные независимые женщины (тм) и фотографировали себя сами, ставя телефон на таймер.

Вечером после всего я ещё поехала репетировать к барочному концерту. Завтра генеральная. Концерт в четверг в 20:30 на Покровке 27. ;)

И ещё я очень радостно встречаюсь со всеми, кто высказал такое желание. Всё-таки это огромное счастье - когда люди не видятся чуть ли не годами, а потом просто встречаются и продолжают с того же места. Не всем везёт иметь такие отношения. Спасибо вам, дорогие :)
peace

Meermenschen

У немецкой группы Moop Mama, о которой лично я никогда ничего не слышала, но это и не принципиально, есть песня под названием "Meermenschen". В названии игра слов: Meermenschen/Mehr Menschen - Морские люди/Больше людей. Речь в песне идёт о людях, которые спасаются бегством по морю, но, не принимаемые другой страной и её жителями, остаются в море навсегда. И о том, что не нужно делить на своих и "морских", потому что все - просто люди.

В начале сезона театр Ольденбурга записал свою версию этой песни с целью напомнить о том, что проблема ксенофобии никуда не исчезла - и запустил челлендж #meermenschen, в котором номинировал другие театры сделать то же самое.

Среди "осаленных" был и наш театр. Эстафета передавалась от артистов к артистам, то есть, это, конечно, не было указанием руководства, как и не стояло в репетиционном плане. Развесили объявления в театре с приглашением всех желающих присоединиться. Откликнулись актёры, танцовщики, из музыкального театра две мюзикловые артистки и я. Откликнулись некоторые артисты оркестра и звукорежиссёр согласился всё это записать.
Собирались между репетициями, после работы, делились идеями, обсуждали концепцию. Точнее, все вместе мы встретились только один раз в фойе театра, и для этого нужно было получить разрешение всех подразделений, потому что в условиях пандемии необходимо соблюдать утверждённую дистанцию, и мест, где можно собраться больше, чем втроём, практически нет. Так что всё, что в итоге получилось, делалось маленькими порциями, силами людей, которые взяли на себя роли координатора, сценариста и видеооператора. Скрипач из нашего оркестра сделал потрясающую аранжировку, и оригинальная песня преобразилась в многообразное полотно с участием классических инструментов, баса, саксофона и нескольких укулеле. :)
Актёры мелодекламировали, а мелодию мы поделили на троих и разложили её на три голоса. Потом сами же записали трёхголосный хор для фонового звучания.
Записывали так же - между репетициями, и частично уже после того, как наступил новый локдаун. Но всё-таки мы успели, и видео увидело свет.

Мне кажется, такие вещи - это прямая обязаннось и смысл театра. Не только развлекать, но и просвещать и настраивать на осмысление и рефлексию.
Текст переводить не буду, тут и так всё понятно.

байронический одуванчик

(no subject)

Репетиции в театре ориентировочно отменены до середины февраля, а спектакли - до конца марта. Поскольку моя постановка уже отрепетирована и ждёт премьеры, с благодарностью принимаю варианты, чем заняться в ближайшие четыре месяца, чтобы окончательно не сойти с ума.

Ещё нам ввели правило 15 км. Если число заболевших в определённом районе за неделю достигнет 200 случаев на 100 000 человек, в этом районе перемещения для людей будут ограничены 15 километрами от дома. В нашей земле показатели на сегодня - 192 случая.
шелдон!

(no subject)

Я писала, что постановка насолько интенсивная, что ни на что не остаётся времени?
Сегодня во время перерыва на вечерней репетиции, когда мы пили чай с коллегами в моей артистической, почти соблюдая дистанцию и почти надев маски, туда ворвалась начальница режуправления и попросила меня выйти. Она увела меня в соседнее помещение, плотно закрыла дверь и спросила, когда я последний раз контактировала с коллегой А. Я сказала, что вчера - мы в течение четырёх часов записывали аудио для будущего видеоклипа. Оказалось, что пару дней назад А. преподавала, и сегодня один из её учеников был позитивно тестирован на корону. Так что теперь А. тоже должна сделать тест, а я должна немедленно покинуть театр, отправиться домой и сидеть там, пока не придут результаты её теста.

Перед началом работы над спектаклем мы все были озабочены вопросом, кто считается контактным лицом и что будет, если один из труппы заболеет. Тогда мы закопались в актуальные правила и выяснили, что контактным лицом считается человек, с которым инфицированный находился на расстоянии меньше 1,5 метров 15 минут или более в непроветриваемом помещении без маски.

Некий ребёнок в другом городе позитивно тестирован на корону. Его учительница, являющаяся контактным лицом, должна сделать тест и до получения результатов уйти в карантин. На этом цепочка по идее должна закончиться, но театр решает подстраховаться и сажает на карантин всех, с кем А. успела увидеться.

С одной стороны, их можно понять. С другой стороны, для того нам и выдаются каждые две недели новые постановления и правила, чтобы их придерживаться. Если додумывать ещё сверх того, то непонятно, где вообще граница. Если А. гипотетически является переносчиком и вчера заразила меня, а я после этого контактировала практически со всей труппой текущего спектакля, то можно с таким же успехом отправить домой вообще всех.

Ну, так или иначе, завтра у нас первая оркестрово-сценическая, послезавтра ещё две, и всё это я пропущу. Страшный сон любого певца - заболеть перед премьерой и пропустить главные репетиции и прогоны. А тут даже ещё обиднее - я их пропускаю просто так, из-за ничего. Ну, собственно, зачем мне - подумаешь, всего-то главная роль. Смогу и без репетиций.
american woman

(no subject)

Я честно собиралась регулярно писать о том, как проходит постановка оперы в условиях короны, но поскольку я присутствую практически в каждой сцене спектакля, репетиции у меня тоже каждый день с утра до вечера, так что я не то что конспектировать, я вообще практически ничего не успеваю.

Например, в прошедшую субботу нам назначили репетицию на вечер, и это первый раз в моей практике. Существует негласное правило, что по вечерам субботы репетиции не ставят, если только это не последняя неделя перед премьерой и времени вот уже прямо совсем не остаётся. Но официально суббота - такой же рабочий день, как и все остальные, так что если режиссёр сказал, что будем репетировать, то надо репетировать.

До этого у нас была неделя сценических, а в пятницу вечером и субботу утром сидячие оркестровые. "Сидячая оркестровая" - это когда солисты, до того репетировавшие под рояль, впервые встречаются с оркестром и пропевают всю оперу без сценического действия, чтобы понять, как это звучит с оркестром (иногда практически неузнаваемо по сравнению с тем, что написано в клавире для фортепиано), проверить баланс громкости, темпы и прочие музыкальные особенности перед тем, как соединять музыку и сцену. Такая репетиция ещё называется "итальянской", поэтому у нас вышла "L'Italiana" all'italiana - "Итальянка" по-итальянски. На этой репетиции особенно важно быть хорошо разогретым и петь в полный голос, ничего не маркируя. Голос просыпается через три часа после всего остального человека. Репетицию назначили на 10 утра в субботу. Чтобы всё прошло хорошо и уверенно, встать нужно было в 7. Стоит ли говорить, что именно в эту ночь я не могла уснуть до четырёх утра, а потом переставляла будильник почти до девяти, и в итоге вместо зарядки и плотного завтрака провела двадцать минут, закрашивая синяки под глазами и рисуя себе лицо.

В итоге всё прошло нормально, но после девяти сценических и двух оркестровых была пора остановиться. Еще одна сценическая в субботу вечером оказалась абсолютно бесполезной - вместо означенного в плане "прогона первого акта" всё застопорилось сразу же на второй сцене. У всех по-разному проявляется усталость. Например, некоторые коллеги начинают на ровном месте разводить полемику и спорить по поводу какой-то мелочи, которую просто нужно сделать и посмотреть, работает она или нет, а не теоретизировать об этом полчаса. Восхищаюсь нашим режиссёром, у которого хватает сил терпеливо отвечать и объяснять - я бы уже, наверное, перешла на истерический визг.

Пока три человека разбирались с одной сценой в течение часа, все остальные ждали в кулисах, потому что никого не отпускали, а действие может продолжиться в любую секунду. При этом за кулисами стоять сейчас запрещено, потому что там рабочие сцены, инспициент, и по нашим гигиеническим правилам на такой маленькой площади никто больше находиться не должен. В крайнем случае, если на тебе есть маска, можно ждать недолго или проходить мимо.
Вообще, если кто-то думает, что оперные солисты на каком-то особенном положении в театре, то нет - эти времена давно прошли. К примеру, мне нужно за время проигрыша забраться на высокую декорацию. У нас до сих пор нет оригинальной лестницы, поэтому на сцене стоит стремянка, которую с двух сторон поддерживают рабочие сцены, чтобы я с неё не звезданулась. Так вот, я бегу к этой стремянке, забираюсь на декорацию и в конце проигрыша должна уже там стоять и петь. В какой-то момент ко мне подошёл бюненмайстер - начальник рабочих сцены - и на повышенных тонах потребовал надевать маску, когда я нахожусь рядом с его людьми. Я сказала, что если у меня есть несколько секунд на всё, я не буду ещё до кучи надевать и снимать маску. Мне сказали, что когда у меня будет оригинальная лестница, то там и стоять никто не будет, и я могу делать что хочу, а пока рядом есть люди - я обязана. Я возмутилась, но по сути а что делать-то.

То же самое с артистами хора. Это вообще отдельная песня - ведь на сцене во время пения между людьми должно быть расстояние 3 метра во все стороны. Даже для того, чтобы разместить всех солистов на допустимом расстоянии друг от друга, требуется смекалка. Что уж говорить о хоре! У нас, к счастью, только мужской хор и только 13 человек. Но и эти 13 человек могут петь на сцене только тогда, когда на ней больше никого нет. В противном случае им надо прятаться за декорациями и в порталах кулис. Но есть одна сцена, где все мужчины должны быть на сцене - когда Изабелла освобождает пленных итаьянцев, и, взывая к их чести и патриотизму, призывает вернуться на Родину.
Это огромное сложнющее рондо, самая сложная ария из трёх, что я должна исполнить, и, конечно, звучащая в конце оперы после двух с половиной часов на сцене. При нормальных обстоятельствах Изабелла стояла бы на авансцене и поливала колоратурами оркестр, партер и балкон. Но у нас же корона. Так что вместо этого я должна забраться на декорацию в глубине сцены и петь с неё. Потому что иначе мужской хор никак не разместить на сцене. И ради того, чтобы тринадцать мужчин на надлежащем расстоянии друг от друга могли спеть три строчки между двумя частями этой большой арии, испонительница этой самой арии (ну и в принципе главной роли в опере) должна петь свою главную сцену на расстоянии 30 метров от первого ряда зрителей, имея перед собой ещё и оркестр и весь мужской хор. И, конечно, не забывая надевать и снимать маску, карабкаясь по стремянке туда-обратно за время нескольких секунд музыкальных проигрышей.

Но это только один пример. А так, шарахаться друг от друга на сцене в страхе переступить одобренную дистанцию - это уже вошло в привычку. И ещё нужно всё время носить перчатки, которые собирают всю пыль и грязь, какую только можно. Если в процессе пения нажно будет поправить волосы или почесать глаз...ну, сами виноваты. Маски тоже нужно будет как-то интегрировать в сценическое действие, и приходится бегать за художничей по костюмам и напоминать ей, что в платье должны быть карманы, и перчаток должно быть несколько пар и что маски дожны быть готовы тоже не за день для первого прогона, а чуть раньше.
На сцене есть толстая жёлтая линия - три метра от оркестровой ямы - за которую нельзя заходить во время пения. И ещё одна серебряная линия - полтора метра от оркестровой ямы - к которой можно подходить, когда не поёшь, но за которую нельзя заступать вообще никогда ни при каких обстоятельствах.

Вот в таких условиях мы ставим комедийный спектакль. Уверена, будет очень весело. Ну, рано или поздно, когда мы сможем дать премьеру - ведь в прошлый четверг нам в Германии продлили частичный локдаун, и все спектакли до начала января отменены. Но мы продожаем работу - сегодня будет последняя сценическая, завтра начнутся оркестрово-сценические, а там уже рояльный прогон, оркестровый прогон и генеральная. Генеральная будет открыта для работников театра, так что для нас это будет всё равно что премьера, только без поклонов, аплодисментов и поддержки друзей и любимых.
down

SangUndKlanglos

Сегоня утром все желающие сотрудники театра могли принять участие в акции молчаливого протеста. Идея пришла, если не ошибаюсь, со стороны Мюнхенского Филармонического - они собирались ровно в восемь вечера выйти на сцену в костюмах и с инструментами, сесть за пульты, раскрыть ноты и двадцать минут играть ничего, а потом встать и уйти.
Во все театры, оркестры и другие организации, связанные с культурой, разослали письма с предложением поддержать акцию, которую предполагалось запустить с тэгом "sangundklanglos" - "без голосов и звуков". Также на фейсбуке все ставят подписи к своим картинкам профиля: "Art is work" (искусство - это работа) и "Ohne uns wird's still" (без нас наступит тишина).
Никогда ещё нам не приходило писем подобного рода непосредственно от дирекции театра. На время акции отменили все репетиции и другие дела, чтобы все желающие смогли принять участие.
Собралось примерно 80-90 человек. Оркестранты пришли в концертных костюмах и принесли свои инструменты. Все остальные были в своей обычной одежде, у меня была маска с нотами и клавир в руках.
Мы равномерно распределились по зрительному залу, а потом точно так же равномерно, с соблюдением всех дистанций, стали выходить на пустую сцену в полной тишине и выстраиваться на ней рядами, пока не заполнили целиком.
Примерно 10 минут, хотя точно не могу сказать, потому что по озущением прошла вечность, все стояли неподвижно и смотрели перед собой. Я клянусь, звуков не было вообще. Все, от артистов и гримёров до кассиров и секретарей дирекции, замерли в полной тишине и, кажется, даже перестали дышать.
Всё было снято на камеру и сведено в одно видео, которое, как и сотни других подобных, было размещено в интернете с соответствующим хэштегом ровно в 20:00.
За кадром звучит голос инспициента, который говорит по внутренней связи, что спектакль начнётся через полчаса, через пятнадцать минут... а потом больше никто ничего не говорит, и только люди друг за другом молча выходят на сцену. Я не знаю, можно ли лучше описать то, что происходит с нами внутри, но, что ещё важнее, каково это будет для всего мира снаружи, если выключить искусство и отменить культуру.
Останется только тишина.

Посмотреть ролик можно здесь:


А набрав #sangundklanglos, можно найти ещё очень много поводов задуматься. Мы надеемся, что задумаются не только наши друзья, но и те, кто до сих пор не понял, что творит.
ты почто боярыню обидел?!

La clemenza di Tito

В Германии опять закрыли театры на месяц, начиная с понедельника. Первой и последней перед этим закрытием оперной премьерой у нас будет сегодня "Милосердие Тита" Моцарта. Я не участвую, но сходила посмотреть генеральную репетицию. Всё-таки Моцарт, прекрасная музыка, к тому же сюжет со счастливым концом! Хотя бы на пару часов забыть о творящемся снаружи безумии.

Угу. Разбежалась, как говорится, головою об асфальт.
Вся постановка была скорее в форме концертного исполнения в сценических костюмах: герои находились друг от друга на предписанном законами расстоянии три метра, надевали раскрашенные под цвет костюма маски, если одному герою нужно было подойти к другому или пройти мимо него. Певцы поворачивались к залу и пели в лучших традициях студенческого театра. Хотя вру, студенты обычно очень стараются, чтобы такого не было.
Сейчас мне пришла в голову мысль, что за последние десятилетия выросло поколение певцов, которые не умеют строить характер роли в отрыве от взаимодействия с другими и физического контакта. Конечно, если ты кого-то обнимаешь, то зрителю понятно, что происходит. А если ты стоишь один, то для того, чтобы зрителю было ясно, что ты в этот момент исполнен любви и влечения, это должно исходить изнутри. В противном случае ты просто оловянный солдатик, которого поставили в кукольный домик и забыли там одного.
Была одна певица, которая вела свою героиню от начала до конца со всеми её эмоциями, экспрессией и внутренним конфликтом. Это была испонительница роли Вителлии, великолепная Инга Кальна, которую наш театр заполучил только благодаря новому главному дирижёру и таки короне, из-за которой у Больших Певцов отменились Большие Контракты, а на безрыбье и маленький немецкий театр лучше, чем ничего. И на контрасте с этой школой все остальные смотрелись неубедительно. Что, конечно, связано не только с исполнителями, но и с постановкой, которая, повторюсь, никак не помогала.

Но, возвращаясь к моему ожиданию чистого и светлого катарсиса. Сюжет в опере такой: Вителлия хочет заполучить власть, поэтому подговаривает влюблённого в неё Секста совершить поджог и убить императора Тита. Секст, которого Тит считает своим другом, разрывается между любовью и преданностью. В итоге плоть побеждает душу, и Секст совершает поджог. Тут же об этом жалеет, раскаивается, оплакивает друга и решает сдаться. Но оказывается, что Тит выжил. Он просит Секста сказать, почему тот так поступил, но Секст не может выдать Вителлию и берет всю вину на себя. Вителлию мучает совесть и она сознаётся, чтобы защитить Секста. Тит видит, как все друг за друга вступаются, и, после арии внутреннего конфликта, быть тираном или милосердным, он выбирает второе и всех прощает. Финальный хор - какой добрый наш Тит, аве, аве.
И вот, в этой постановке, где в целом плохо просматривался сюжет, потому что ничего не происходило, кроме того, что герои выходили, пели и уходили, после двух часов достойного концертного исполнения и торжественной радостной музыки последнего хора, Тит поднимает с пола кинжал и перерезает себе горло. Блэк. Занавес. Аплодименты.

И, главное, если действительно серьёзно и глубоко задуматься, то можно даже принять, что такая трактовка имеет право на существование. Но ё-маё, не на последней же секунде постановки, в которой вообще ничего не происходило и никаким образом, ни через актёрскую игру, ни через костюмы и сцену, не предвещало такого исхода! И дважды ё-маё: вот что, обязательно нужно сейчас, в этот ужаснейший период, когда люди на пределе и срываются либо в панику, либо в депрессию, и театр - это такое safe space, место, где можно хотя бы на один вечер абстрагироваться от творящегося снаружи хаоса, вот именно в это время делать из счастливого финала оперы, где говорится о том, что доброта и милосердие важнее агрессии и насилия, манифест о том, что прощают только слабаки и себе во вред?
В общем, так меня это глубоко задело, что думаю об этом до сих пор. Если бы я была зрителем, который купил билет, зная, что идёт на оперу, где всё заканчивается хорошо, и мне бы подсунули такое, - я бы прокляла этот театр и не возвращалась в него больше.
Хотя, конечно, насчёт возвращения и без того теперь непонятно...
american woman

(no subject)

Вчера Германия, за последнюю неделю уже практически полностью превратившись в одну большую красную зону риска, решала, как быть дальше.
Решила с наступающего понедельника и до конца ноября закрыть все публичные места, включая рестораны, фитнесс-студии, кино, бордели и театры. Не буду врать - возможно, театры стояли выше по спику, чем бордели, но список был один и тот же.

Сегодня вопросы о конкретных мерах решался на уровне земель, так что нам оставалось только заниматься своими делами, как ни в чём не бывало, и ждать вердикта.
Вечером пришла официальная информация от руководства театра. Все выступления до конца ноября отменить, репетиции продолжить по плану.

До сих пор в театрах были такие меры предосторожности, как нигде больше. Все места разбиты по секторам, у каждого сектора свой вход, расстояние между доступными местами в зрительном зале строго регулируется, следили не только за входами и выходами, но даже за количеством людей в туалете и за тем, чтобы не использовали соседние кабинки и раковины. Все эти месяцы ведётся контроль посещения публиных мест - в ресторанах нужно первым делом заполнять бланк с именами всех присутствующих, телефонами и адресами, датой и временем посещения. Для покупки билетов в театр тоже необходимы имена и личные данные. Всё делается для того, чтобы вести учёт заболевших. Так вот, по статистическим данным, не было ни одного случая заболевания после похода в театр. И тем не менее, нас приравняли к бассейнам и борделям.

Конечно, мы должны быть благодарны за одно то, что нам всё-таки разрешили пока что дальше работать. Непонятно, надолго ли это, так что остаётся только жить моментом. Carpe diem.
овечки

(no subject)

Только что в первый раз пропела партию Изабеллы от начала до конца (за исключением первой арии, которую я могу во сне и задом наперёд). Чистого времени, без учёта проигрышей и других голосов в ансамблях, получился примерно час пения (29 минут в первом акте и 27 во втором). Это прямо очень прилично. Пока что меня радует, что я пропела всё без остановок и передышек, включая две арии с каденциями, и чувствую себя нормально. Горло устало в разумных пределах, восстанавливаемых чашкой чая.
Пою пока ещё не всё наизусть, надо поднажать - с понедельника начинаются ансамблевые репетиции, там уже нужно будет концентрироваться на музыке, а не вспоминать текст. А ещё неделей позже уже начнутся сценические.

... В марте я переехала в квартиру напротив театра и все долгие месяцы заточения представляла себе, как наступит осень, будет дождливо и ветрено, но мне больше не нужно будет тащиться через полгорода в девять утра с клавирами наперевес, а я смогу дольше спать, не замерзать и не уставать по пути, а после репетиций мне не придётся выбирать между обедом и тихим часом, потому что я буду успевать и то, и другое.
Ага, щас. Только что узнала, что вся постановка будет проходить на репетиционной сцене номер три - единственной, которая находится не в здании театра, а где? - правильно, приблизительно там, где я раньше жила.
Не буду притворяться, что удивлена таким поворотом событий. Мой сценарий как он есть. %)