Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

овен

Пятая неделя

В понедельник я проснулась и даже сделала завтрак, но неведомая сила привлекла меня обратно в кроватку и оставила в ней в разной степени бодрствования примерно до пяти вечера. Потом надо было ехать в Пфорцхайм, но перед этим ещё сделать уборку, потому что на следующий день приезжала гостья, для которой нужно было подготовить комнату. В общем, выехали в итоге ближе к девяти, и до Пфорцхайма Тео домчал часам к 11, и несмотря на гениально проведённый день уснуть ещё на 8 часов оказалось вообще совсем не трудно.

Во вторник был полноценный репетиционный день, и я опять сидела в зале и смотрела со стороны, пока режиссёр работал с моей коллегой. Постепенно я стала замечать, что внутри меня начинают заводиться шестерёнки, стучать колёса и гудеть вскипающий чайник. Я смотрела на них и думала: вот она уже столько репетировала, а я нет! И когда приходит моя очередь - это всё время общие сцены, а все сольные и важные он ставил с ней! А когда у меня была возможность пройти сольное, он отменил репетицию! Он вообще на меня не обращает внимания, наверняка он уже всё для себя решил, что она будет петь премьеру, а я второй состав!.. - В какой-то момент я почувствовала, что ещё чуть-чуть и у меня из ушей пойдёт пар, а из глаз начнёт вырываться адское пламя.
Я отвела себя в сторонку и попыталась спокойно объяснить, что мы чередуемся, и да, это дурацкое стечение обстоятельств, что качественное наполнение репетиций всё время разное, но это ничья вина. И коллега точно так же сидит, пока я репетирую, и остаётся при этом абсолютно спокойной и дружелюбной. И я просто репетировала последний раз неделю назад из-за разных обстоятельств, и поэтому мне кажется, что прошла вечность, но надо успокоиться и просто дождаться своей очереди.
После репетиции я не придумала ничего лучше, чем поделиться своими чувствами с той самой коллегой. Да, я знаю, я иногда простая как валенок - но зато эта простота быстро определяет не только меня для других, но и других для меня. Я спросила, знакомы ли ей эти чувства и эмоции. Она сказала, что естественно ей всё это очень понятно и знакомо. И сказала: "поверь, как только ты снова выйдешь на репетицию, это пройдёт". И, конечно, оказалась права.
Вечером я опять работала какую-то общую сцену, но по крайней мере режиссёр смотрел на меня, работал над характером со мной и инсталлировал меня в общую канву точно так же, как он делал это с коллегой, и точно так же не обращал на неё внимания, как до этого на меня - просто потому что ему не до нашей тонкой душевной организации (хаха), мы для него баночки с одной и той же краской, которой он продолжает рисовать свою картину, и ему не важно, в какую именно баночку макать кисть.

В среду была репетиция на сцене. Я впервые увидела декорации (настоящие театральные декорации, стилизованные под шекспировский "Глобус"!), смогла оценить масштабы и дистанцию реального пространства (сцена, конечно, больше, чем репетиционный зал, но всё равно довольно камерная), а в перерыве была на примерке костюмов (настоящие театральные костюмы, а не экспресс-шопинг в соседнем торговом центре!), и всё это вернуло мою внутреннюю гармонию в состояние временного покоя.
А вечером я наконец-то смогла порепетировать ту сольную сцену, которую ещё неделю назад поставили без меня, и я очень переживала, что не знаю, что там происходит, и что все про меня забыли, и что я теперь никогда её не отрепетирую, буду импровизировать на прогоне и разрушу этим всю постановку. После этого я уже окончательно выдохнула.

Сегодня четверг, и у меня официально отпуск на сегодня и завтра, потому что завтра "Итальянка". Но не до конца отпустившая паника заставила меня прийти на первую половину сценической репетиции, где продолжали ставить вторую картину третьего акта, и поработать ещё немножко. Спасибо доброй коллеге, которая вошла в положение и пустила меня на сцену, хотя теоретически была её очередь. Она репетировала ещё вечером и будет репетировать весь день завтра, так что мне кажется, что это по-честному, но она могла бы с таким же успехом сказать, что сейчас её очередь, а то, что меня завтра не будет - это не её проблемы. Так что не стоит недооценивать порядочность и коллегиальность.
На репетиции мы продвинулись за полтора часа примерно на пять минут музыкального текста, а ещё я ударила режиссёра метлой. Но об этом в следующий раз. :)
овечки

(no subject)

Когда составляли контракт, я умудрилась забыть, что у меня на сегодня назначено аж два врача. Пришлось просить отпуск и долго извиняться. Но, к счастью, моя коллега была на месте, так что режиссёр мог отпустить меня без ущерба для рабочего процесса.

Collapse )
Сколько всё-таки можно успеть за 12 часов!
crazy

день 15

Началась третья неделя.

Сегодня утром начали ставить вторую картину второго акта (разбивать на сцены эту оперу очень сложно, три акта разделены каждый на две части, а всё остальное идёт сплошным полотном, и все во всём задействованы). В этой картине у моего персонажа небольшое соло и потом много отдельных фраз в общей суете. Репетировала моя коллега - я смотрела из-за режиссёрского стола и пыталась запомнить, что и когда происходит. Всё-таки дело идёт куда проще, когда задействована мышечная память. Принцип посмотреть, как полтора часа работает кто-то другой, а потом встать и повторить всё с одного раза, конечно, работает, но концентрации и внутренних затрат это требует в разы больше. Но я была благодарна, что мне хотя бы дали это повторить.
Если работа с двумя составами и дальше будет организована так, что один работает, другой повторяет, а на следующий раз люди меняются местами, то я буду рада. Самое неприятное для меня - это когда режиссёр сам ничего не говорит и предлагает составам самим решать, когда они будут меняться. В итоге каждый находится в постоянном напряжении и с ощущением, что его обделили. Пока что такого не произошло, и слава богу.

Вечером повторяли сцену дуэта с Фальстафом в бочке. Режиссёра не было, была помреж. Она тоже достойна отдельного упоминания, конечно. Это женщина лет пятидесяти, которая всю жизнь проработала в этой должности. Обычно помощниками режиссёра устраиваются только что выпустившиеся ребята с большими творческими планами и желаниями, чтобы сделать первые шаги в мире режиссуры. А тут я первый раз встречаю человека, который, судя по всему, всегда хотел заниматься именно этим. Но её подход - не креативность, а педантичность. То есть, она может остановить певца посреди сцены и сказать ему, что он повернул ладонь тыльной стороной ко лбу, а у неё записано, что надо было повернуть внутренней (именно это произошло со мной на днях). У меня терпения не занимать, но несколько коллег я уже наблюдала вскипающими, а то и взрывающимися. Сегодняшняя репетиция тоже не была исключением: наш Фальстаф - спокойный и сдержанный валлиец - абсолютно спокойно и сдержанно, ни на децибел не повысив голос и не шевельнув ни одним мускулом на лице, сказал, что очень сложно так часто останавливаться, потому что это выбивает всех из процесса, и что имело бы больше смысла, если бы мы прошли сцену целиком, а потом обсудили корректуры и замечания. После репетиции он извинялся перед нами за то, что не сдержался и вышел из себя. Это было очень мило :) Но, так или иначе, ситуацию разрулили, и бедную женщину я тоже могу понять, встав на её место, но проблема в том, что нельзя ставить себя на место каждого человека, потому что каждый искренне уверен, что он прав, а процесс при этом превращается в стресс и торможение.

После вечерней репетиции я хотела домой, но мы шли вместе с Фальстафом (потому что по случайности живём в соседних домах в северной части города - от театра через вокзал 20 минут в горку - и вечером ходим вместе, за что я ему очень благодарна), а он хотел поесть. Так что мы зашли в мой Мясной Рай, о котором я рассказывала неделю назад. Я есть не хотела, более того, я себе пообещала, что не буду там есть по вечерам, а в другой время буду отказываться от лаваша и всех дополнительных ништяков, которые они ставят на стол, потому что иначе вся моя работа над собой снова пойдёт насмарку. В общем, я заказала колу зеро и осталась за компанию. И тут откуда не возьмись появляется дядька, который тогда сказал, что в следующий раз меня ждёт сюрприз. И говорит: "Будешь кюнефе? За счёт заведения!" Я говорю - чего это вообще? Он говорит - это такая сладость. Ну, будешь? Ты же не скажешь нет??
Ну как я могу сказать нет, когда мне дарят сладости! Я гулпо улыбалась и хлопала глазами, они расценили мою реакцию правильно.
В общем, мне принесли нечто в железной миске. Нечто шкворчало, как на сковородке. Потом пришла тётенька и залила это нечто целиком сиропом, так что оно полностью в нём утонуло. Потом вернулся дяденька и от души короновал всё это великолепие взбитыми сливками. Мне дали нож и вилку, пожелали приятного аппетита и оставили с нечтом один на один.
Это было похоже на драник и сырник вместе взятые, слепленные из вермишели и склеенные сыром. Это было какое-то невероятное сочетание вкусов, политое сиропом и взбитыми сливками.
Уже попробовав, я открыла меню, чтобы посмотреть, что это всё-таки такое. Там стояло: "Кюнефе: вермишелевый пирог с моцареллой и сиропом".
Это было настолько жирно, тяжело и калорийно, насколько это можно себе представить из описания %) Я была счастлива, что сегодня только обедала. Но даже с учётом этого и того, что треть этой штуки удалось скормить Фальстафу, моему желудку стало так тяжело, что даже прогулка до дома по холоду в горку не помогла. Боюсь, что заснуть у меня не скоро получится, а завтра будет вынужденный разгрузочный день.
Вот уж и правда, получила сюрприз! :))
овен

(no subject)

Я пережила утренние репетиции, и это хорошо.
Сопрано молодец, хорошо всё запомнила по видео, но, судя по всему, она никогда не пела речитативы - а это самое неприятное. Сократили ей одну фразу, но остальное придётся петь. Но видно, что она быстро схватывает. Думаю, всё будет нормально.
Потом прошли с помрежем сцены Таддео. Это очень странно, когда твой партнёр просто стоит и даже рта не раскрывает. Сразу замечаешь, насколько по-разному течёт время в драматическом спектакле и в оперном: мы наполняем текст смыслом через пение, а без него смысла в повторении одной и той же фразы несколько раз (привет, Россини!) не очень много.
Баритон же пока вообще не приехал, будем проходить наш дуэт непосредственно перед спектаклем сегодня вечером.

Тем временем, я получила план репетиций в Пфорцхайме на завтра - и, конечно же, мне нужно быть в театре в 10 утра. Тогда же мне предстоит познакомиться с коллегой, с которой мы должны друг друга дублировать.
Так что сегодня после спектакля я сажусь в Тео и еду в Пфорцхайм 150 км по автобану. Я и при обычных обстоятельствах боюсь ездить на большие расстояния, а тут ещё и после полного рабочего дня и трехчасового спектакля с двумя вводами!
С другой стороны, меня же если не поставить в безвыходную ситуацию, я и не научусь никогда.

В общем, жизнь продолжает бить ключом.

american woman

(no subject)

У меня прошла премьера!

Я написала обязательные в таких случаях слова в соцсетях: про то, какой это важный этап, про то, как я благодарна всем, кто меня на нем поддерживал и сопровождал, про то, в конце концов, что это моя первая премьера с января двадцатого года, то есть девятнадцать месяцев спустя.

Но есть вещи, о которых я не буду писать в соцсетях.
Например, как режиссёр появился на последней сценической репетиции и начал делать ценные замечания. Причём ценными они были без кавычек - очень хорошо, что наши два гостя смогли получить объяснения и корректировки от постановщика, только плохо, что получили они их тогда, когда всё уже было много раз отрепетировано и выучено так, как выучено.
Или как вплоть до премьеры художница по костюмам не могла решить, какие мне когда надевать аксессуары и части костюмов. Почему-то в одной сцене ей захотелось увидеть у меня в волоса цветок, и я на десять минут перевоплотилась в Кармен и переместилась из Алжира в Севилью. А в другой сцене они захотели увидеть меня в пилотке, хотя мы никуда не собирались улетать, а непосредственно на премьере в гримёрной меня ждал берет, потому что пилотку решили отменить, а вместо этого сделать из меня Че Гевару. И берет ради этих целей принесли подходящий: симпатичный светло-серый, с кантиком и пумпочкой посередине - с таким оставалось только взять в одну руку бутылку вина, а в другую багет, и можно было смело лезть на баррикады освобождать пленных рабов!
Не буду я писать и о том, что за две недели до премьеры дирижёр сказал, что не считает, что мой голос подходит для этой роли, и что мне по-хорошему надо подождать ещё несколько лет.
На фоне этого такие мелочи, как дистанция между партнерами на сцене и необходимость во время действия надевать маски и перчатки, уже не вызывали никакого особого душевного волнения. Ну, может, совсем немного.

Так или иначе, премьера состоялась, и я спела партию, которую лично я давно считала и до сих пор считаю подходящей мне идеально и в вокальном плане, и в ментальном. Я выхожу на сцену примерно через полчаса после начала и остаюсь до самого конца оперы с перерывом на антракт и несколько номеров, из которых только один достаточно длинный, чтобы успеть дойти до артистической, глотнуть воды и переодеться в другой костюм. Я спела партию целиком в голос на генеральных прогонах в среду и четверг, и потом премьеру в субботу, и при этом не устала, не осипла и не умерла от перенапряжения. Я думаю, что я молодец.

В критике написали про мою колоратурную технику, владение стилем, темперамент и артистичность.
А ещё автор отметил, что эта партия как будто написана для меня. Выкуси, дирижёр! Я знаю, что у каждого свой вкус и каждый имеет право на своё мнение. Я, честно говоря, порядком устала, что мной восхищаются все, кроме тех, от кого зависит моя карьера. И мне очень неприятно, когда меня принижают и ставят в положение, когда я должна за кем-то бегать и кому-то что-то доказывать. Я бы хотела, чтобы мне просто не мешали делать то, что я могу, - и это говорило бы само за себя. Но это, конечно, отдельная тема.

На данный момент я просто рада, что это событие состоялось. Мне немножко грустно, что проходит оно вдали от людей, чья поддержка и чьё профессиональное мнение мне важно. Думаю, что если бы я пела в Москва, я бы чувствовала себя гораздо более удовлетворённой. Но тем больше я ценю поддержку тех двух с половиной человек, которые у меня здесь всё-таки есть. У меня даже сейчас стоят на столе четыре букета. Прямо как дома :)))

Ах да, ещё у меня - уже после спектакля, во время отмечания в ресторане, во время того, как я просто сидела за столом - защемило нерв в пояснице и так отдало в бедро, что я с трудом доковыляла до дома, опираясь на дружественный локоть. Ночью я не могла лечь так, чтобы не было больно. Наутро ничего не прошло, и меня отвезли в травмпункт (воскресенье же - никаких врачей). Там мне сказали, в чём дело, прописали миорелаксанты и ибупрофен. В дежурную аптеку пришлось ехать на машине через поле через лес, потому что ближе не нашлось. Таблетки мне продали в дозировке 750 вместо 1500, так что я стала закидываться по две штуки за раз. К вечеру стало немного полегче, но я по-прежнему хромала. Интернет сказал, что такие штуки могут длиться до 6 недель, а у меня в субботу второй спектакль и мне надо карабкаться вверх-вниз по стремянке. Сегодня, к концу вторых суток, боль потихоньку начала отступать и осталась только в эпицентре, то есть, в пояснице. Побочка от миорелкасантов обещает всё от сонливости и бессонницы до желтухи и анафилактического шока. Так интригующе!

Вот, пожалуй, и все записки на полях на данный момент. Повешу фото в своём любимом костюме и пойду спать.

242176976_6248273191881809_7052540242666172054_n
wedding

(no subject)

Сегодня я обнаружила себя ревущей над каким-то непонятным образом вылезшим мне в рекомендованных видео на ютьюбе плэйлистом "Say yes to the dress" и заедающей это всё шоколадными конфетами фабрики ротфронт.
Да уж, пмс с возрастом становится всё беспощаднее.
овечки

(no subject)

До последнего боялась, что что-то пойдёт не так, но несмотря на разные мелкие неприятности (отмена поезда и скоростной вылет из дома на час раньше, чтобы успеть на другой, задержка рейса на полтора часа, закончившиеся прямо перед моим носом анкеты и невозможность оплатить тест наличными) в глобальном смысле всё прошло гладко, и самое главное свершилось - я дома!!! :)
Последний раз была в Москве в течение двух суток ровно год назад.
Жить за границей в целом нормально, когда знаешь, что теоретически в любой момент можешь сесть в самолёт и через полдня оказаться у мамы на ручках. И совершенно мучительно, когда вас поделили как зайчиков в мультике про страну невыученных уроков, и ты понятия не имеешь, сколько это продлится и закончится ли вообще.
Когда я узнала, что театр закрывается на две недели в Рождество, я пошла напрямую к интенданту и сказала, что мне обязательно надо домой. К тому моменту, как я получила отпуск, оставался ровно один билет на прямой рейс из Франкфурта (Аэрофлот летает два раза в неделю), и я должна была заполучить его любой ценой.
Боялась, что не выпустят из Германии, боялась, что не впустят в Россию. Но с гражданством всё можно. Теперь остался только страх, что Германия не захочет впускать меня обратно. Но об этом я подумаю через неделю.
Привет, Москва! :)
what's going on?

der Weg ist das Ziel

Одной из характеристик немецкого менталитета является любимая немцами поговорка: "Der Weg ist das Ziel" - "путь - это цель". Изречение приписывают Конфуцию, а означает оно, что путь к достижению цели - это и есть сама цель.
И вот они действительно такие. Делают чего-то, не доводя это до конца, и совершенно по этому поводу не переживают, потому что уже как бы получили удовлетворение от самого процесса.
Там, где я ставлю себе жёсткие рамки и работаю на результат, немец растянет работу до бесконечности, потому что у него в голове просто нет этого ориентира на достижение цели. Если я буду взывать к каким-то эмоциональным сторонам: азарт, победа, гордость - немец будет смотреть на меня с недоумением.

В нас с детства закладывают, что надо быть везде первым, а иначе ты проиграл. И с одной стороны это, конечно, ужасно, потому что может привести к психологическим проблемам разной степени серьёзности. У меня лично есть сложности с тем, чтобы расслабляться, отпускать контроль и давать жизни идти своим чередом, не испытывая чувства вины за потерянное время. То есть, я нахожусь на противоположном полюсе, что тоже неправильно. И я работаю над собой. Но с другой стороны, иногда мне кажется, что я нахожусь в царстве сомнамбул, которых никак не растрясти. Даже не то что не растрясти - не замотивировать, потому что понятная мне мотивация на взятие высот и получение галочек от мироздания совершенно не находит никакого отклика.

Бедным немцам со мной тоже нелегко: мне не интересно делать что-то просто так, если это не имеет конечного результата. Например, в моей профессии - я не знаю, как заставить себя выучить оперную партию на сотню страниц на неизвестном мне языке, если я не буду её в действительности исполнять. Я могу музицировать для души, но если у меня параллельно есть более актуальные конкретные задачи, всё не-конкретное автоматически уйдёт на второй план. Я могу подорваться и сделать невозможное за короткий срок, если знаю, зачем. И бросаю то, у чего нет конкретного плана и обоснования, потому что моя энергия не понимает, где то правильное русло, в которое ей нужно направиться. Поэтому если кто-то хочет иметь со мной дело, ему нужно формулировать задачу не как "давай как-нибудь разберем вот эту песню" (мы её, конечно, разберём, но непонятно, как и когда), а как "через неделю будет концерт, вот песня - вперёд!" - и я таки полечу вперёд.

Почему я ещё думаю, что это вопрос менталитета и что позиция "путь - это и есть цель" не является самой продуктивной чертой - это потому что я вижу, что происходит в моей области. Оперный мир в Германии наполовину, если не больше, состоит из приезжих из Восточной Азии и Восточной Европы. На каждом прослушивании и конкурсе на условные десять человек участников будет двое русских и четыре корейца. Репутация соотвествующая - нас считают более талантливыми и более работоспособными. Я не знаю насчёт таланта - думаю, что это не связано с географическим положением. Но нас таки да с детства учат достигать и совершеноствовать. И в итоге в оперных театрах так много иностранцев не потому что "понаехали", не из-за каких-то мифических квот (кто-то пытался рассказать мне про еврейское лобби, но я его всё никак не найду) - а потому что в нас сидят два качества: желание чего-то добиться и готовность для этого работать.

Конечно, есть немцы, которые тоже так устроены, но по моим наблюдениям это либо выходцы из Восточной Германии, воспитанные в отголосках советской культуры, либо каким-то образом привившие в себе работоспособность самостоятельно.

И, естественно, есть более чем достаточно русских, которые хотят сразу стать "владычицей морскою" и очень удивляются, что это не случается само по себе без их участия. Но это для меня уже другая история. Немцы, которые ничего особо не делают - они ничего особо и не ждут. То есть, они органичны в своём пути, который и есть цель. Идут себе прогулочным шагом по жизни и не стремятся ни на какие вершины. В этом плане наш человек, который внутри своей собственной головы достоин царского титула, но не совсем соотносит это с необходимостью оторвать попу от дивана - это гораздо интереснее! Но не о таких случаях сейчас речь.

А вот у тех, кто решительно настроен добиваться, есть в Германии все шансы, потому что установка на достижение цели - такая сама собой разумеющаяся для нас - в обществе с другим менталитетом является огромным бонусом, о котором мы даже не подозреваем.


PS. В настоящее время мы все работаем в режиме "путь - это цель", потому что нам запретили играть для публики. Мы ставим спектакль, проводим каждый день по восемь часов на репетициях, вкладываемся физически и морально - и совершенно не знаем, будет ли у этого хоть какой-то итог, и если да, то какой и когда. Я получаю удовольствие от процесса, конечно, потому что мне повезло, что это интересная мне работа, которую я никогда в жизни не проделала бы самостоятельно, а тут мне ещё и зарплату платят за то, что я целыми днями занимаюсь любимым делом. Но даже при том, что дела складываются максимально приятным в данных обстоятельствах образом, мне стоит больших усилий не думать о том, что вся эта работа может отправиться в стол на неопределённый срок. Предполагаю, что восприятия цели как пути в этом плане как раз очень бы помогла. *Омм*
nice

how do you measure, measure a year

7 лет в Германии сегодня.
Я бы и не вспомнила, если бы не напоминания фейсбука. Очень хорошая эта у него функция - каждый день можно посмотреть записи, сделанные в этот же день в разные годы. Начиная со второй годовщины, я "отмечаю" этот день каждый год, так что сегодня утром с умилением пролистала записи от 21 октября, начиная с 2015. Последние три года к тому же я проводила этот день на сцене. Самая первая премьера в театре, где я сейчас служу, тоже состоялась 21 октября - это был "Орфей" Оффенбаха, в котоом я играла Купидона. На следующий год в этот же день была "Свадьба Фигаро" и Марцеллина, а год назад в этот день был рояльный прогон "Летучей мыши" со мной в роли Орловского.
Да, вся моя жизнь в Германии была связана со сценой, и меня это, честно говоря, очень устраивало. Меня бы устроило и дальше в той же степени заниматься своим любимым делом. Я вообще не имела бы ничего против того, чтобы и сегодня, подводя итоги моего седьмого года здесь, рассказывать о ярких и счастливых событиях своей творческой жизни, по которым я так привыкла её измерять.

Но такой подзатыльник от мироздания, который мы все в этом году получили, заставляет многое переосмыслить.
Например, мне с самого начала была чужеродной мысль о постоянном месте работы. Мне хотелось на волю, подчиняться только самой себе и делать то, что я считаю важным, не тратя свою драгоценную жизнь на ненужное и неподходящее. Я знала, что не буду счастлива в таких условиях, подписывая контракт, и до сих пор понимаю, что была права - но получилось, как получилось, и я стараюсь не думать о том, что было бы, если бы я смогла выбрать другой путь. Так или иначе, девять месяцев назад, когда закрылись все театры и отменились все концерты и фестивали на много месяцев вперёд, стало ясно, что я должна быть благодарна судьбе, что я работаю в штате, а не свободным художником. В то время как коллеги-фрилансеры остались без средств к существованию и в безысходности заполняли бесконечные формуляры на получение финансовой поддержки от государства, которая предосталялась только в особых случаях и далеко не всем, нас отправили домой и перевели на частичную занятость, но при этом мы продолжали получать зарплату и точно знали, что когда этот кризис кончится, у нас будет, куда вернуться.

Но по-новому пришлось взглянуть не только на внешнее, но и на внутреннее.
Я привыкла всю жизнь бежать, бежать куда-то без остановки. Меня никогда не смущало, что дорога неровная, что она временами проходит через лесную чащу и болота, что иногда надо прыгать, а иногда ползти. Но что делать, если внезапно не только дорога, но и поверхность, по которой она проходит, исчезла? И висишь ты такой в воздухе над обрывом, как в диснеевских мультиках, и не понимаешь, что вообще происходит.
Когда происходит что-то такое из ряда вон выходящее, это заставляет несколько поменять угол зрения. Понять, из чего состоит жизнь и что в ней ещё есть, кроме основного пути.

Ровно год назад, тоже в честь годовщины, я разместила объявление о том, что предлагаю помощь певцам в поиске информации и составлении и переводе творческих документов. И вот уже год я действительно помогаю людям, основная проблема многих из которых - это просто отсутствие знаний, потому все говорят, что нужно что-то делать, но никто не рассказывает, что именно и как. Я почти победила синдром самозванца и усиленно делаю вид, что спокойно беру деньги за свою многочасовую работу. При этом я начала рубрику ответов на часто задаваемые молодыми певцами вопросы в инстаграме (если интересно, они находятся по тэгу #artsis_talk), где любой желающий может прочитать, обсудить и спросить.
Я снова начала преподавать. Совсем немного, летом у меня было две ученицы по скайпу, потом одна перестала заниматься, но пришли две новые живые, одна из которых сейчас тоже взяла паузу. Теперь у меня одна ученица реальная и одна виртуальная, обе прекрасные, мне очень нравится с ними работать, и очень даже комфортно, что их всего две.

Но вообще, этот мой немецкий год вышел больше не про внешнее, а про внутреннее. Я, всю жизнь справлявшаяся со всем самостоятельно и не имевшая никаких особых требований к условиям жизни, безгранично счастлива, что в это тяжёлое и непонятное пугающее время я живу в большой уютной квартире, а не в кладовке-студии, как раньше, и что я в ней не одна. Не могу представить себе, что бы сделали со мной месяцы заточения без человеческого тепла.

Сейчас октябрь, с одной стороны, все боятся наступления второй волны пандемии, а с другой стороны, жизнь кое-как вошла в нормальное русло. И исчезнувшая было совсем дорога, вроде как, постепенно восстанавливается. Сегодня у меня нет премьеры или рояльного прогона, но я сейчас пойду на репетицию с концертмейстером, и если всё пойдёт по плану, то уже через полторы недели мы начнём сценические репетиции оперы, о которой я мечтала ещ с тех пор, как начала разбирать арии из партии во время учёбы. Так что всё не так уж плохо. :)

Вот такие у меня итоги седьмого немецкого года. Measure your life in love.
smile

Театр и ковид

В пятницу у нас будет собрание, на котором расскажут о новых правилах и ограничениях, связанных с работой театра, но пока что стоит рассказать о том, как дела обстоят в настоящее время. Я всё ленюсь писать (и вообще очень ленюсь по жизни в последнее время), а ведь именно эти заметки помогут историкам искусства будущего воссоздать реальную картину событий! Если, конечно, в будущем в мире ещё будет существовать искусство.

В конце августа мы вышли на работу. Кто-то на полноценные 100%, кто-то по-прежнему в режиме Kurzarbeit - частичной занятости. Это обговаривалось с каждым членом труппы отдельно в индивидуальном порядке. Меня, к счастью, выпустили на полную занятость.

Внутри театра обязательно носить маску и соблюдать дистанцию полтора метра. В лифте можно находиться одновременно не больше чем двоим людям. В туалет можно только по одному. На двери каждой артистической также повесили таблички, что внутри может быть только один. Только на нашу не повесили - мы с коллегой там официально вдвоём, хотя и места у нас столько же, сколько и во всех остальных, где сидят по одному.

Наша артистическая выглядит так: по одной стене стоит сдвоенный стол с двумя зеркалами и, соответственно, двумя стульями, рядом был шкаф, рядом раковина и потом ещё один шкаф, на этом стена заканчивается. Чтобы нас как-то друг от друга отделить, у нас забрали шкаф, который стоял рядом со столом, и на его место поставили дополнительный одинарный стол с зеркалом. Один стул передвинули к новому столу, а поперек центрального стола красно-белым скотчем наклеили огромный крест. Очевидно, крест обладает магическими способностями и не пропускает бациллы между двумя столами по краям.
Я сейчас посмотрела, есть ли у меня в телефоне фотографии рабочего места, и нашла одну. Я сижу за первым столом, мои ноги за вторым, а вещи моей коллеги за третьим.
Collapse )

У нас реально следят за ношением масок. Снимаем мы их только у себя в артистической, и то, если нас больше одного, то это крайне нежелательно.

Что касается репетиций и выступлений, то в начале сезона нам сообщили новые правила. Расстояние между людьми на сцене должно быть три метра. Расстояние от поющего человека - три метра в стороны и шесть метров по направлению пения. Таким образом, оказалось, что у нас есть всего один репетиционный класс, в котором имеют право находиться два человека - пианист и певец. Если к ним хочет присоединиться дирижёр - для этого нужно уже идти на репетиционную сцену. Когда же встал вопрос об исполнении на гала-концерте септета - вокального ансамбля из семи человек - стало ясно, что достаточной площадью для вмещения такого количества певцов является только основная сцена театра.

Обязательное ношение маски было введено и на время грима. В правилах, которые составлял человек, никогда в жизни не пользовавшийся не только декоративной косметикой, но и тональным кремом, указано, что артисты должны максимально наносить макияж самостоятельно, а уж если очень надо, то они должны идти к гримёрам и сидеть в маске всё время, пока им делают причёску и глаза. То есть, нанеся на лицо полноценную театральную основу (тон, консилер, пудра), я должна надеть маску, которая за счёт моего дыхания всё это благополучно смажет и ещё оставит полосу как раз поперек носа и половины лица, которую потом всё равно придётся запудривать заново... чтобы снова надеть маску, так как без неё нельзя выйти в коридор, чтобы дойти до сцены.
Кроме того, у гримеров теперь есть отдельные наборы косметики для каждого из нас. В моём лежат два тона основы, пудра, румяна, тени для век, тени для бровей, жидкая подводка, ресницы. Стойкую помаду, которуя я после концертов не могу смыть два дня, мне тоже выдали лично в руки - её я должна наносить сама непосредственно перед выходом на сцену.

На самом первом концерте нам сообщили, что мы должны выходить на сцену в масках. То есть, не просто надевать их на себя, чтобы дойти с грима до сцены, но и красочно выходить в таком виде под свет софитов, показательно снимая маску под затихающие аплодисменты.
Мне очень повезло - буквально накануне концерта у меня в гостях были elhutto b elizabetti. Со словами "ненужное, но приятное" они подарили мне красивейшую маску с нотами. Мне было и правда ужасно приятно! И вот, прихожу я после этого в театр, и нам сообщают новости, что на сцену только в маске. Не помню, чтобы мне вообще когда-то дарили настолько актуальные подарки!
На гала-концерте я выходила первой из солистов и, поклонившись, снимала с себя маску и элегантно прятала в декольте. Это хорошо подходило по образу к "Итальянке в Алжире" и поднимало людям настроение. По крайней мере, смеялись все три раза, что мы повторяли концерт. Для арии мести Брадаманте это было совсем неуместно, поэтому я придумала срывать с себя маску и яростно сжимать её всю арию.
IMG_20200926_204032

Но, к счастью, в новой концертной программе, которая идёт у нас сейчас, на сцену можно всё-таки без масок. Но - обязательно надеть на поклонах, когда все участники выходят и выстраиваются в один ряд.

В наш 700-местный зал до сих пор пускали 120 человек. Рассадка была по два человека на разных концах ряда с огромным расстоянием друг между другом и перекрытыми рядами спереди и сзади. Было буквально несколько "одноместных" билетов, но в основном продавали по два. Соотвественно, если человек, планирующий пойти на представление без компании, покупал один из "парных" билетов, то второй билет продавать в кассе уже не имели права. Поэтому в итоге все билеты были распроданы очень быстро, но зал по-прежнему выглядел и ощущался пустым.
Зато мы обнаружили интересный психологический эффект - зрители в полупустом зале настолько сочувствуют бедным артистам на сцене, что хлопают гораздо больше. Мы им за это безгранично благодарны.
Collapse )

А буквально с этой недели появилась новая рассадка - теперь в зал можно пускать 250 человек. Ну как 250. На оперных спектаклях по каким-то необъяснимым причинам оркестр причисляется не к исполнителям, а к зрителям, так что в драматическом театре это 250, а в оперном 250 минус количество оркестрантов. Тем не менее, рассадка в зале выглядит уже несколько веселее. Это фото я сделала вчера, когда пыталась забронировать места на собственную премьеру, но оказалось, что билеты, поступившие в продажу во вторник и вообще ещё не доступные онлайн, уже почти полностью раскуплены.
Collapse )

Кстати, насчёт билетов. Я всегда считала, что если я кого-то приглашаю на спектакль, то это означает, что и билет мои гости получают в подарок.
В разных театрах свои правила насчёт билетов для сотрудников. Например, в Ахене я могла заказать сколько угодно билетов по внутренней цене, лишь бы они в принципе были в наличии. В Гейдельберге получить проходку можно только в день спектакля, а если нужно совершенно точно быть уверенным, что билет будет - покупать заранее по полной стоимости. В Кайзерслаутерне нам обычно полагается один бесплатный входной на свой спектакль, его можно отдать кому угодно. А билеты по внутренней стоимости положены только ближайшим родственникам - родителям, детям или мужу/жене. Чтобы их получить, нужно заполнить специальный формуляр, отправить его в режуправление, подождать, пока его одобрят (если одобрят), потом забрать, пойти в кассу и там уже купить, если к тому времени билеты ещё остались. Что сказать, мои родители, будучи в Москве, уже побывали на многих спектаклях, а на некоторых даже неоднократно.
Так или иначе, сейчас всё это уже не важно, потому что теперь нам не полагается вообще ничего - ни для друзей, ни для родственников, ни даже для себя. Единственное, что мы можем - это сходить на генеральную репетицию к коллегам, благо эти прогоны теперь сделали открытыми для сотрудников театра. Но и я на эти репетиции, конечно, нужно получить билет, потому что контроль рассадки никто не отменял.

В общем, на фото выше можно увидеть, как я в панике набронировала билетов на 236 евро, просто чтобы были места, если кто-то всё-таки захочет приехать на мою премьеру. Видимо, с желанием пригласить всех в подарок нужно будет потихоньку завязывать, потому что даже с учётом преподавания и других подработок я пока не готова настолько спонсировать собственного работодателя.

Но - wir spielen! Мы играем. Пока что это самое главное.
Collapse )