Тютюн (oduvanchik) wrote,
Тютюн
oduvanchik

День третий: на выживание.

Непосредственно перед спектаклем стало известно, что билеты раскуплены. И что в зале будет 17 посольств. И что всё-таки уже начало седьмого, так что пора начинать.

И вот, на сцену вышел дирижёр и, торжественно поприветствовав зрителей, объявил, что наш Царь сидит в аэропорту города Праги, а посему в сегодняшнем спектакле роль Берендея исполнит режиссёр спектакля.
Борис Александрович прекрасен во всех отношениях, но чего он бы ну никак не смог сделать, так это исполнить Каватину Царя. Поэтому мы, как я считаю (хотя мне уже рассказали, что всё придумано до нас), открыли новую страницу в истории мирового музыкального театра. В нашем спектакле Каватину Берендея исполнял временно приглашённый из прекрасного мира Иван Семёнович Козловский. В записи. О чём наш дирижёр также не забыл проинформировать публику. К сожалению, я при этом не присутствовала и реакции зала не видела. Но в подлинности фактов можете не сомневаться.

После чего спектакль начался, и обратного пути не было. У стоявших за кулисами периодически останавливалось сердце - сначала на выходе Снегурочки, потом на появлении Мизгиря. Когда пришёл черёд Царя, меня просто затрясло, благо его сцена - моя сцена, так что при его выходе я непосредственно присутствовала.
Ну ничего, все выдохнули, и спектакль покатился своим чередом. Хотя, конечно, второе действие должно войти в хрестоматии оперного искусства.
Борис Александрович пел, где не мог - дикламировал, Царь вышел совсем не такой, как у Васи, но совершенно настоящий и правильный.
А в кульминационный момент суда, когда все застыли в неподдельном ожидании, дирижёр аккуратно снял оркестр и нежно взмахнул палочкой куда-то вверх, где на его знак тут же отреагировали новообращённые звукорежиссёры, включив запись Козловского. Который, кстати, мало того, что спел идеально (странно, правда?), так ещё и совпал точно-точно по тональности и ритму со всей окружающей его оперой.
Борис Александрович тоже застыл и только иногда менял мизансцены, излучая собой мысли Берендея, прямо как герои "Свадьбы Фигаро" у Жан-Пьера Поннеля, которую нам показывали на уроках оперного театра. В общем, это было чудесно - уж я-то точно знаю, потому что мне с моей табуретки было видно лучше всех.
Как только Иван Семёнович допел, в зале раздались овации, каких Вильнюсская Филармония ещё не знала, если, разумеется, к ним не приезжал в свое время Козловский лично.

А потом был антракт, а потом ещё два действия. Попасть в зал и посмотреть было невозможно, но вообще, волнение уже прошло, так что оставалось просто ждать окончания и верить в талант наших замечательных исполнителей.

Ну а на поклоне зал аплодировал стоя, долго и очень эмоционально. Всем подарили цветы. Все были еле живые, но, безусловно, счастливые. А потом, как были в костюмах и гриме, пошли на встречу с послами и организаторами, которые нам ещё много чего хорошего сказали.

167.91 КБ
Tags: Вильнюс, поездки, фотографии
Subscribe

  • (no subject)

    Не рассказывать истории до конца - это очень плохая привычка. Мне до сих пор обидно, что у меня висит незаконченный рассказ про "впрыгивание" в…

  • (no subject)

    Ну всё, я спела генеральную репетицию. Она же для меня была первым и последним оркестровым прогоном. Я прошла всю партию в полную силу, совершая…

  • (no subject)

    Вчера был рояльный прогон. Прогоном его назвать было нельзя, потому что мы несколько раз останавливались, но хотя бы прошли весь спектакль целиком.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments