October 6th, 2021

овечки

день 3

Сегодня мне нужно было на снятие мерок в костюмерный цех. Захожу в общий зал, где по периметру стоят столы с швейными машинками, а в центре огромный стол, за которым стоят портнихи и что-то кроят. Одна тётенька обратила на меня внимание, уточнила, кто я, моё имя ей ни о чём не сказало, тогда она спросила, для чего мерки, я назвала свою роль, она не поняла, тогда я сказала название спектакля, и она наконец смогла меня классифицировать. Я оглянулась в поисках примерочного отсека, но ничего не нашла.
Тётенька куда-то сходила, вернулась с сантиметром и таблицей для заполнения, посмотрела по сторонам, увидела, что за одним из столов с машинками в этот момент было свободно, отодвинула чьи-то вещи, попросила другую тётеньку помочь с заполнением таблицы, посадила её за этот стол и выжидательно на меня посмотрела.
Я вопросительно посмотрела в ответ.
Она взмахнула сантиметром.
Во мне начала просыпаться дива.
Я осторожно спросила: "Что, прямо здесь?" Она сказала: "Ну да". Я усилием воли опустила полезшие на лоб брови и уточнила: "Мне ведь нужно снять свитер". Она сказала: "А у вас под ним что-нибудь есть?" Я сделала глубокий вдох и выдох и сказала: "Нет". Тогда она сказала: "Ну давайте тогда прямо так!" Я ещё большим усилием воли удержала челюсть от падения на пол и уточнила: "Вы собираетесь снимать с меня мерки поверх свитера?"
Не знаю, что именно оказалось решающим, мой вежливый тон или мой дёргающийся глаз, но тётенька ненадолго задумалась, вздохнула и сказала: "Ну ладно, пойдёмте в примерочную..."
Так тут всё-таки есть примерочная? Что ты мне тогда голову морочишь?? - прокричала я внутри своей головы, пока мой рот улыбался и говорил большое спасибо за возможность не раздеваться до трусов в помещении, полном незнакомых людей.
Мерки в итоге сняли быстро, хотя не удивлюсь, если по размерам, которые они мне намеряли, мне опять соорудят мешок, который придётся потом ушивать. В любом случае, спорить и комментировать не было желания, я и так уже была счастлива, что мы это делаем в более или менее интимной обстановке, ну и что, что непосредственно перед окном без штор.

После примерки у меня был концертмейстерский урок. Там мне играла упоминавшаяся уже пианистка, которая тоже учит клавир одновременно с нами. Я ей вообще не завидую и в целом очень сочувствую. Но когда оба не знают, что происходит и как должна звучать музыка, это не очень продуктивно. С другой стороны, мы добрались до конца второго акта, и у меня даже уже постепенно начинает появляться чувство узнавания, а рот произносит целые фразы на автомате, минуя процесс вспоминания. Это не может не радовать.

А потом у меня была первая ансамблевая репетиция с моими "кумушками". Виндзорские проказницы - Алиса Форд и Мэг Пейдж, дочь Алисы Нанетта и Миссис Квикли, их хитрая соучастница. Набор у нас такой: гречанка, испанка, кореянка и русская. Меня никогда не перестанет это умилять в немецких театрах :))
Пели нашу первую общую сцену. Двое из нас пели уверенно по нотам и даже отрываясь от них, а двое других искали свои вступления и нужный тон. Я была в первой группе. Во второй группе были коллеги, которые за последний месяц поставили два спектакля, и тут же были закинуты в третий. Уж на что в моём театре есть, к чему стремиться в плане организации и планирования, - то, что я увидела вокруг себя здесь за последние два дня, вызывает ещё большее недоумение.
К счастью, главный дирижёр совершенно прекрасен - и в плане музыкального подхода, и в плане человеческого. С таким человеком хочется работать и стараться сделать лучше.

После репетиции я пошла посмотреть, что из себя представляет местный спортзал из сети, в которой у меня есть абонемент (и где я не была с начала пандемии, потому что когда сутки напролёт занят жалостью к себе, никогда не найти времени на фитнес). А тут как раз оказался зал недалеко от театра, так что я туда сходила в надежде восполнить энергию. Не знаю насчёт этого, но "мышечное похмелье" (Muskelkater, так называют немцы крепатуру) мне завтра точно обеспечено.

После зала я пошла домой - ещё 15 минут в горку под дождём, и, дойдя наконец до вожделенного чайника и батареи, одолжила у хозяйки клавиатуру и провела урок. Одна капелька стабильной нормальности моей привычной жизни оказалась очень кстати.

Потом я хотела вернуться в театр, но нишмагла. Вместо этого я ещё раз проштудировала клавир, отмечая все цифры и сцены, проверила документы девочки, которая прислала их на чек-ап, сделала себе салат, потому что на что-то более интеллектуальное у меня не было ни сил, ни продуктов, потупила в интернет и теперь ложусь спать. Завтра будет новый день!