May 27th, 2018

овечки

(no subject)

Отыграли нашу испанскую премьеру.
Прошло хорошо, несмотря на один огромный косяк, который произошёл непосредственно в первую же секунду представления. Начало спектакля поставлено так, что первыми на сцену выходит хор в роли туристов и зрителей, рассаживающихся вокруг сцены-арены, затем на сцене появляется девушка со скатертью в руках, идёт к стоящему по центру столу, снимает стоящие на нём стулья, разворачивает скатерть, взмахивает ей, и с первым аккордом материя красивым куполом накрывает стол. Так было задумано, и так мы репетировали все шесть недель. Вчера же музыка заиграла, не успел в зале погаснуть свет. Хор за кулисами, мы тем более, ничто не предвещало. Музыка звучит, занавес открывается, на сцену практически выбегают все одновременно, и моя бедная коллега со скатертью вынуждена переворачивать стулья и накрывать стол за секунды, потому что дальше начинается уже первая сцена с пением. Во время выхода главной героини первая девушка должна сбегать за кулисы, взять коробку с посудой и вернуться обратно к тому моменту, как с другой стороны сцены появляюсь я и обращаюсь к ней с поручением. И вот я стою за сценой и понимаю, что ни за какой коробкой она до моего появления уже не успеет, и если она сейчас уйдёт, то поручение мне придётся отдавать в воздух или лично в лицо дирижёру, который всё это устроил. Но, на моё счастье, коллега сориентировалась и никуда не ушла, пока между нами не произошёл необходимый обмен фразами. Дальше ей просто пришлось раскладывать посуду позже, и мы справились с этим так, что в зале никто ничего не понял. Но мы все были очень рассержены, потому что это самое неприятное, что может произойти. Перед выходом на сцену человек должен настроиться и быть готовым. Так же на концертах - музыка никогда не начинается просто так. На камерных концертах солист всегда либо кивает, либо встречается взглядом с концертмейстером, как знак того, что можно начинать. Если пианист начинает сам по себе, когда я еще не готова, то я, конечно, сориентируюсь и запою, но в течение всего номера я скорее всего буду думать не о его содержании, а о том, что и в каких выражениях я скажу концертмейстеру, когда мы уйдём со сцены. Так и здесь - когда ты знаешь, что у тебя еще пара минут перед выходом на сцену, и вдруг оказывается, что их нет, начинается паника и суета, которые никому не нужны, особенно певцу, особенно на премьере. В общем, это был нервный момент, который всех нас очень разозлил.
Но зато после того, как самое страшное случилось в начале, весь остальной спектакль прошёл действительно хорошо.

Для меня эта постановка прошла странно. Первую неделю я пропустила, потом пару недель мы повторяли одно и то же, и поскольку у меня роль из примерно десяти предложений, семь из которых в первом акте, то дальше я в основном присутствовала на репетициях в роли мебели. Потом я уехала сдавать экзамен, а когда вернулась, мы уже репетировали на большой сцене, а потом начали с оркестром, а потом неделя прогонов и генеральных, и вот премьера. Мне до сих пор кажется, что я всё это время ничего не делала, при этом точно так же, как и всегда, не имея времени и сил ни на что другое.

Также у меня есть своё отношение к назначению молодых людей на возрастные роли, но я приберегу его для мемуаров. Пока что скажу только, что играть мать пятидесятилетнего тореро никогда не было мечтой моей жизни, но я справилась. В следующем сезоне мне предстоит только это амплуа, и мне нужно как-то начинать с этим жить, потому что иначе я изведу себя и не смогу петь уже вообще ничего и никогда.
Сегодня у меня есть ровно один день, чтобы выучить партию Марцеллины в "Свадьбе Фигаро", потому что завтра уже начинаются репетиции, чем я сейчас и займусь. Жизнь продолжается, ну а у нашего "Кота" впереди еще 6 спектаклей.

33432949_10215972562735380_7940990949407064064_n             003_El_Gato_Montés (2)

014_El_Gato_Montés

33747431_10155112589696685_4200708290159575040_n