Тютюн (oduvanchik) wrote,
Тютюн
oduvanchik

Categories:
Заряда энергии, накопленной за лето, хватило примерно на два дня работы. В пятницу, а особенно в субботу после вечерней репетиции (при том, что у нас никогда не бывает вечерних репетиций по субботам), мы уже все чувствовали себя... ну, как обычно: уставшими, выжатыми и готовыми к отпуску.

Новый тенор приехал с уставшими связками, попробовал петь на самой первой музыкальной репетиции в среду, сказал, что ему нужно немного отдохнуть, и с тех пор не пел. На следующий день он попросил меня помочь ему записаться к врачу, но мы ни до одного не дозвонились. Я сказала ему идти пить имбирный чай и спать, но на следующий день стало ясно, что это не помогло. В пятницу я записала его к лору, и вечером он пришёл уже со справкой, что у него ларингит и ещё какая-то дрянь, которую мы все периодически подцепляем - когда ничего не болит, и человек абсолютно в порядке, только петь не может. В общем, до среды он сидит в зрительном зале и смотрит репетиции, что уже лучше, чем ничего, но совершенно не помогает впеть партию и запомнить рисунок роли. Вишенка на торте при этом то, что он эту партию вообще никогда не пел и учил специально для нашей постановки. И мало того, что ему надо было вводиться на абсолютно новую партию за полторы недели, теперь и этого времени у него не будет. Я надеюсь, что он оклемается хотя бы к сидячей оркестровой в пятницу, ведь по-хорошему через неделю ему нужно петь прогон с оркестром, костюмами, гримом и светом. Ох-ох.

Новый бас-баритон, к счастью, оказался в рабочей форме и с опытом исполнения этой роли. С ним начали активно репетировать сценически, но вот незадача - он начал так же активно задавать вопросы. Точнее, всего один: "Почему?"
Почему ему нужно пойти не в сторону партнёра, а в противоположную? Почему ему нужно надевать маску? Почему он должен стоять там, где у него полностью теряется контакт с другими участниками сцены?
А потому, дорогой друг, что мы в Германии и наша постановка отвечает всем требованиям гигиенического протокола, разработанного год назад. Расстояние три метра во время пения, расстояние полтора метра в любой другой момент, наличие маски при приближении к другому человеку больше, чем на полтора метра. При этом сама постановка собрана в условиях частичной занятости всех служб театра, то есть и технические службы, и реквизиторы, и костюмеры могли предоставить примерно 20% от своих обычных показателей. То есть, декорации у нас такие, чтобы с ними справилось два человека вместо десяти, реквизит составлен из того, что нашли на складе, ну и костюмы... даже начинать не буду.
Наш новый коллега приехал из Венгрии, немецких театров в условиях пандемии не застал, так что сейчас проходит через все пять стадий принятия в концентрированной форме.

Заниматься высоким искусством в рамках социальной дистанции очень трудно. Петь о любви, находясь на разных концах сцены с объектом чувств, проблематично. А уж играть комедию, где всё держится на тайминге и остроте реакций, просто невозможно.
По сравнению с прошлым декабрём, показатели упали, люди по большей части привились, да и обстановка в целом успокоилась. Десятки театров играют уже в привычном режиме, люди тестируются каждый день, но и получают за это бонус в виде возможности нормально функционировать.
Нам в первый рабочий день было в категоричной форме указано, что для нас по-прежнему действуют протоколы, принятые год назад. Мы, привившиеся и/или регулярно тестирующиеся, чувствуем себя довольно глупо, потому что вся идея была в том, что мы соглашаемся на возможные риски ради чего-то. Если это что-то нам до сих пор недоступно, то появляется много новых вопросов.

Вот примерно в такой атмосфере мы продолжаем репетиции. Новый Мустафа пытается понять и принять нашу постановку, новый Линдоро активно молчит, чтобы выздороветь хотя бы к оркестрово-сценическим, помощник режиссёра ведёт все репетиции, потому что сам режиссёр отчего-то был до сих пор только на одной.

Я тем временем провела сегодня два часа в костюмерном цехе, где мы пытались придумать, как ушить и переиначить мои наряды так, чтобы я могла выйти в них на сцену, ничего по дороге не потеряв. С одной стороны, я, конечно, счастлива своим изменениям. С другой стороны, в рамках цейтнота это очень большой стресс для всех. При этом автор костюмов будет в театре только на оркестровом прогоне, когда менять что бы то ни было времени уже вообще не останется. Ну и, конечно, сам факт внешнего вида костюмов, которые делают меня похожей не на женщину-вамп, а на бесформенного чебурашку, уже ни с какой фигурой никак не изменить.

"Заинтригован Станиславский, боится выйти в туалет"
Tags: kl, Итальянка, театр
Subscribe

  • (no subject)

    Мне тут недавно фейсбук напомнил, что шесть лет назад у меня состоялась премьера "Вестсайдской истории", моей самой первой театральной постановки не…

  • (no subject)

    В начале прошлой недели мне позвонили из театра и сказали, что всё-таки хотят провести несколько мероприятий для зрителей до конца сезона, поэтому…

  • про бодипозитив

    Занимательный факт из жизни театра - чем меньше в художницах по костюмам самих выражены вторичные половые признаки, тем больше вероятности, что они…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments