Тютюн (oduvanchik) wrote,
Тютюн
oduvanchik

Всё случилось очень быстро.
В пятницу, 13-ого, в театре было экстренное собрание, на котором нам сообщили, что теперь и в нашей федеративной земле все массовые мероприятия запрещены до 19 апреля. Для нас это означает отмену спектаклей, концертов, открытых репетиций, работы со школьниками и любых других событий, подразумевающих участие людей извне. При этом внутренняя работа театра продолжается в запланированном режиме. Например, оставалась неделя до премьеры оперы "Саломея", и на эту неделю были запланированы рояльный прогон, пре-генеральная и генеральная репетиции. И хотя уже было понятно, что премьера 21-ого марта не состоится, финальные репетиции было решено провести. То же относилось и к будущим постановкам. Так, на понедельник, 16-ое, был запланирован старт сценических репетиций "Альцины", премьера которой должна была состояться 25-ого апреля.
Надо сказать, что хоть уже и было ясно, что к этому всё идёт, услышать произнесённые вслух слова о том, что мы отменяем спектакли, оказалось очень нелегко. К тому же, вся история с вирусом, затронув нас напрямую, стала вдруг очень реальной. Кроме прочего, нам рассказали о том, что по прогнозам вирусом в той или иной форме заразятся до 80% населения Германии, а также объяснили, что мы не можем это остановить, но в наших силах замедлить распространение болезни. Что мы и делаем, сводя на нет большие собрания людей.
Интересно, что при этом работа 340 человек, ежедневно находящихся между собой в активном физическом контакте, оставалась без изменений. По крайней мере, до первого случая заболевания коронавирусом внутри театра.

В субботу утром мы читали новости и увидели, что накануне вечером министр здравоохранения Германии сказал, что с этого момента Швейцария и Австрия тоже относятся к районам риска, и что все, кто вернулся оттуда в течение последних двух недель, должны уйти в самовольный карантин. А я как раз была в Вене в предыдущий понедельник. После чего еще три дня ходила как ни в чем не бывало на работу, включая то большое собрание, где мы все сидели как сельди в бочке в зрительном зале. Но, как сознательный гражданин, написала в театр и спросила, что делать. Мне ответили: сидите пока дома, мы подумаем и свяжемся с вами.
Я провела этот день, отдраивая кухню и приводя в окончательный порядок квартиру, из которой выезжаю, так что если у меня и была какая зараза, после пяти часов вдыхания чистящих средств у неё осталось мало шансов. Так или иначе, вечером мне написали, что я должна в понедельник первым делом позвонить в службу здравоохранения и спросить, как мне быть, после чего сообщить в театр. Также нам пришло официальное письмо, что в понедельник у руководства будет новое собрание, на котором будут обсуждать актуальное положение дел, так что просят всех воздержаться от индивидуальных вопросов, сидеть дома и ждать. До тех пор все основные репетиции на понедельник отменили, а начало постановки "Альцины" перенесли на четверг.
Ещё в субботу я решила, что самая умная, и пока немцы скупают туалетную бумагу и макароны, поеду в русский магазин и куплю гречки. Приехала к абсолютно пустому прилавку, где разобрали не только гречку, но и практически все крупы, оставив булгур, пшено и ещё какой-то птичий прикорм. Зато взяла несколько глазированных сырков, квас и батончики - не впрок, а так, для души.

В понедельник утром я начала звонить на горячую линию, и с двенадцатого раза телефон таки был свободен, и приятный женский голос сообщил мне, что Вена не относится к опасным местам, так что я могу по своему желанию уйти на карантин, но не обязана этого делать. Я написала в театр, что могу посидеть дома для верности до четверга, а к началу сценических репетиций хотела бы уже быть в театре. Мне разрешили так сделать.

Потом я пошла прописываться в новой квартире. На наглухо закрытых дверях ведомства висели объявления, что обслуживаются только люди, записавшиеся онлайн. К счастью, я так и сделала, хотя это и было всегда не обязательно. Звонка на двери не нашлось, поэтому пришлось стоять на улице и ждать, когда кто-то изнутри пройдёт мимо и откроет дверь - ровно настолько, чтобы высунуть наружу голову и список, в котором должны были значиться фамилии онлайн-записавшихся. Внутри бюро было три с половиной человека, меня пригласили к столу, за которым сидела девушка в белых резиновых перчатках. Я попыталась придвинуть стул, но мне сказали, что стулья должны стоять там, где они сейчас поставлены - то есть, в полутора метрах от стола. В этой в высшей степени нервной обстановке мне выдали бумажку, что я перепрописана. При этом на моём пластиковом виде на жительство остался прошлый адрес. Я спросила, почему, мне сказали, что они занимаются только гражданами Германии, а мне, чтобы поменять адрес на карточке, надо идти в иммиграционную службу. Надо ли говорить, что на наглухо закрытых дверях иммиграционной службы висели объявления, что обслуживаются только люди, записавшиеся онлайн... Я вздохнула глубоко, вошла с телефона в интернет и записалась на ближайшее возможное время, которое наступит в пятницу, 27 марта.

Дальше у меня была запланирована передача квартиры. Я в последний раз вернулась в свою маленькую студию, смахнула последние пылинки и ностальгическую слезу, и отдала ключи. Принимать квартиру пришла сотрудница агентства, её обязали надеть чёрные резиновые перчатки (смотрится гораздо более стильно, чем белые!), чему она не могла нарадоваться, особенно когда пыталась удержать в руках папку и ручку. Она проверила всю квартиру и нашла маленькие пятнышки плесени на силиконовой прокладке в душевой кабине. Спросила, возьмусь ли я менять в ванной силикон, я сказала, что работы по дому - это не моё, так что пусть вычитают из залога. В остальном же прошло хорошо. *лирическое отступление прилежной домохозяйки* Я узнала, например, что существуют такие губки, которые оттирают любые пятна с любых поверхностей, как ластик. Так и называются Schmutzradierer - ластик для грязи. И что небольшие следы от чего бы то ни было на белых стенах (в моём случае это был золотой скотч, который почему-то оставил неоттираемые жёлтые пятна) можно замазать обычной канцелярской замазкой. И что есть еще такие металлические губки, которое уже заранее пропитаны специальным мыльным раствором, так что нужно только намочить и можно оттирать ржавчину. Ну а о разных чистящих средствах для любой поверхности вообще молчу. Мне даже понравилось делать генеральную уборку! Разве что, поясница отваливается. А так, могла бы и подумать над новой профессией, если карантин затянется. *конец лирического отступления прилежной домохозяйки*

Пока всё это происходило, театр прислал еще одно официальное письмо. В нём говорилось, что мы полностью закрываемся до 14 апреля. Ни репетиций, ни индивидуальной работы - театр полностью прекращает свою работу. Нам рекомендовано сидеть дома и запрещено покидать город, если только не для одноразовой поездки домой, где нужно тогда оставаться до окончания карантина. Причём домой можно поехать только в пределах Германии и только в те районы, которые на данный момент не считаются опасными. Я на секундочку подумала, а не убежать ли в Москву, но потом поняла, что это будет ещё сложнее, тем более, официально я таки не имею права. Так что сидеть нам всем по домам на ближайший месяц.

Что касается положения дел с продовольствием, то паника и правда огромная, вследствие чего самых нужных продуктов действительно нет. В магазинах висят объявления, что в связи с чрезвычайной ситуацией туалетная бумага продаётся только одна упаковка на человека, но повесили эти объявления слишком поздно: туалетной бумаги вообще больше нет. Видимо, люди больше всего ожидают прихода вируса трёхнедельной диареи. Также не отпускают больше трёх предметов туалетных принадлежностей в одни руки. Проблема с картошкой, крупами и яйцами. Но в остальном, всё есть, магазины пока не закрывают, так что можно спокойно покупать нормальную еду. На случай, если всё-таки закроют вообще всё, у меня есть рис и овсянка, пельмени, замороженные овощные смеси, соль и сахар, чай, сухие хлебцы и шоколад. Надеюсь, не пропадём. Но даже в Италии магазины работают, так что, надеюсь, всё будет ок. Хотя и предполагаю, что итальянского развития событий нам не избежать - наверняка скоро будет запрещено выходить на улицу кроме как за продуктами или в аптеку.

А что касается лично меня, то для меня сейчас всё настолько хорошо, насколько это вообще может быть в такой ситуации. Я разобралась со старой квартирой, осталось только сходить в два бюро дооформить документы, но я везде уже записалась онлайн, так что должно пройти быстро и без лишних людей.
В остальном, сейчас у меня новая квартира, миллион коробок и несколько свободных недель, чтобы всё разобрать. Напрягает то, что банально не хватает мебели, но посмотрим, как будут работать службы доставки. Разве что, кухня теперь, наверное, будет готова не к маю, а к сентябрю, но это уже детали. Зато есть ванная и целая коробка разных пен, солей и масок. А ещё у меня теперь есть пианино, так что я могу заниматься. В итоге всё это больше напоминает творческую ссылку, нежели домашний арест. Главное - чтобы болезнь прошла стороной. Тьфутьфутьфу.
Tags: Германия, здоровье, лытдыбр, на колёсах
Subscribe

  • (no subject)

    Вчера мне нужно было съездить по важному делу в другой город. Дорога занимает примерно полтора часа на машине и примерно два на поезде с пересадкой.…

  • (no subject)

    Не рассказывать истории до конца - это очень плохая привычка. Мне до сих пор обидно, что у меня висит незаконченный рассказ про "впрыгивание" в…

  • (no subject)

    Ну всё, я спела генеральную репетицию. Она же для меня была первым и последним оркестровым прогоном. Я прошла всю партию в полную силу, совершая…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments

  • (no subject)

    Вчера мне нужно было съездить по важному делу в другой город. Дорога занимает примерно полтора часа на машине и примерно два на поезде с пересадкой.…

  • (no subject)

    Не рассказывать истории до конца - это очень плохая привычка. Мне до сих пор обидно, что у меня висит незаконченный рассказ про "впрыгивание" в…

  • (no subject)

    Ну всё, я спела генеральную репетицию. Она же для меня была первым и последним оркестровым прогоном. Я прошла всю партию в полную силу, совершая…