Тютюн (oduvanchik) wrote,
Тютюн
oduvanchik

Моего соседа по квартире зовут Надер. Когда я только приехала, он очень радушно меня встретил, показал всё, что нужно, на кухне предложил брать любые продукты и вообще сразу стучаться к нему, если что-то понадобится. Когда я спросила, что он делает в театре, он сказал, что он актёр. Говорил он при этом по-английски с трогательным ближневосточным акцентом, так что мне стало очень любопытно, что это за постановка. Еще он успел представить мне своего брата, который живёт с ним в комнате, после чего мне уже пора была уходить, так что больше мы не разговаривали.

На следующее утро в театре было торжественное собрание по случаю начала сезона. Начиналось оно общим фотографированием на ступеньках у входа, продолжалось выступлением художественного руководителя и завершалось приветствием новых сотрудников. Меня тоже поприветствовали и даже вручили розочку. А потом вышла представительница актёрской труппы и сказала: "Дорогие друзья, в конце сезона на вахте стояла коробочка для сбора средств для нашего друга Надера, который участвовал в спектакле "Stadt. Land. Flucht." ("Город. Страна. Бегство"), и благодаря вам он живёт сейчас в одной из театральных квартир, а не в лагере с пятьюстами другими людьми. Но поскольку существует еще множество дополнительных расходов, мы сейчас снова поставим коробку, и если каждый человек в этом зале положит туда по два евро, месте мы сделаем одно хорошее дело".

...
Я вернулась домой и хотела заварить себе чай. Надер был на кухне и убедил меня, что я должна положить свой эрл грей на место и непременно попробовать его чай с мятой и имбирём. Я налила нам по чашке чая и спросила, как дела.

В этот раз мы говорили по-немецки. Надер сказал, что у него сейчас большой стресс из-за того, что нужно подавать заявку на студенческую финансовую поддержку, а для этого нужно собирать очень много документов и писать бумаг. Но вообще он очень рад, потому что три дня назад он получил вид на жительство на три года и немецкий паспорт. Что этому предшествовало, я узнала в течение последующей пары часов, когда я сидела, сжимая в руках чашку с остывшим чаем, а этот улыбчивый молодой парень рассказывал свою историю.

Он изучал химию в университете города Хомса три года. После четвертого он получил бы степень бакалавра и должен был бы идти в армию. Он не хотел воевать. В прошлом ноябре он покинул Сирию и через Турцию, Грецию и Македонию оказался в итоге в Германии. Дома остались мама и младшая сестра, которых он надеялся забрать к себе после. Брат покинул страну позже - как раз в тот момент, когда закрылись границы - и остался в лагере в греческом Идомени.
Надера и еще 500 мужчин поместили на территории бывшей фабрики в городе Лаймен, который находится недалеко от Хайдельберга. Это огромное помещение, разграниченное символически тонкими низкими простенками на блоки по пять человек. Он показывал фотографии на телефоне, в сети почему-то ничего подобного нет.

В один прекрасный день он понял, что у него есть 35 евро и никакой финансовой помощи со стороны. Тогда он решил, что будет стричь людей. Он купил на оставшиеся деньги необходимые инструменты, открыл ютьюб, взял зеркало и стал учиться. Людям, которые сомневались в его квалификации, он сначала показывал на себе и потом воплощал на клиентах. Брал по пять евро за стрижку и начал постепенно себя обеспечивать.
У лагеря в Лаймене контакт с церковью, люди оттуда проводят различные совместные мероприятия и встречи. Как-то раз Надер познакомился с женщиной, которая захотела сделать с ним интервью. Не просто законспектировать ответы на вопросы, а снять видео, где он рассказывает свою историю. Однажды она спросила, есть ли у кого-то из беженцев родственники в Идомени - и так совпало, что брат Надера как раз остался там. Тогда она сказала, что поедет в Идомени и спросила, хочет ли он записать видео-обращение для брата. Они это сделали. А потом она также записала обращение брата и привезла его в Лаймен.
В какой-то момент подошло время его интервью на получение вида на жительство. Он приехал в нужный день и узнал, что его имени по какой-то причине нет в списке. Его прогнали, не назначив даже новой даты. Он не ушёл и стал ждать. Провел три дня у дверей посольства, пытаясь выяснить, что происходит. В конце концов ему удалось обратиться к нужному человеку, который пообещал выслать все документы для заполнения в лагерь, чтобы ему больше не нужно было лично приезжать - и действительно прислал анкеты, хотя Надер не очень верил, что это произойдёт.
Кроме того, Надер узнал, что по закону он мог бы вывезти свою мать только если бы был несовершеннолетним. Ни в каком другом случае это невозможно, а воссоединение семьи предполагает воссоединение с супругами, но не с родителями.

Тем временем оказалось, что женщина, которая брала у него интервью, как-то связана с театром Хайдельберга, и вот из театра с ним связался режиссёр и предложил сделать спектакль по мотивам его истории. Что самое важное, он хотел привлечь внимание политиков и не мог ничего обещать, но надеялся, что это поможет вытащить брата из палаточного лагеря на границе с Македонией. Это было сложное решение - говорить обо всем этом со сцены, человеку, к сцене в принципе никакого отношения не имеющему, к тому же на чужом языке, - но он решил, что сделать хоть что-то лучше, чем не сделать ничего, и согласился.
Так в репертуаре театра появился спектакль "Stat.Land.Flucht.", где в гротескной форме ток-шоу Надер и актёры театра говорили о теме беженцев. Там были использованы отрывки из видео интервью Надера и его брата. На спектакль звали политиков и приглашали к дискуссии.
Вывезти брата так и не помогли.

Три месяца назад Надер начал языковой курс и с нуля добрался уже до уровня B2. Он должен изучать язык еще как минимум один семестр, чтобы сдать экзамен DSH, необходимый для обучения в Германии. Тогда он сможет продолжить обучение на химическом факультете в Университете Хайдельберга. Он хватается за голову и показывает толстенные исписанные учебники и бесконечные папки с документами и анкетами. Спустя шесть месяце после обащения он наконец получил пластиковую карточку идентификации личности и симпатичный синенький паспорт, с которым он сможет ездить по Европе. Ему очень обидно терять время и начинать сначала, потому что он хочет делать профессуру, а это как минимум еще восемь лет. Он думает, что уже поздно. Ему 24.

Но он все равно очень рад. До конца месяца он может жить в театральной квартире, в его комнате кроме кровати стоит заправленный матрас - брат всё-таки приехал!
Надер продолжал показывать фотографии и рассказывал, как однажды они не спали три дня и три ночи и приготовили хумус на 300 человек. Еда на картинках выглядела настолько умопомрачительно, что я не выдержала - неужели это правда можно приготовить в обычных условиях?! А он мне - ты голодная?
Мы пошли на нашу маленькую кухню, где в холодильнике лежит моя глупая моцарелла, а во внутреннем дворике под окнами глупые людишки едят бессмысленные немецкие колбаски, и он достал хумус, тхину, и еще такую штуку из баклажанов, не помню названия. Стал колдовать с приправами и смесями, и только приговаривал, что очень скоро я узнаю, почему они скучают по сирийской кухне, и даже если я говорю, что только попробую, я всё равно съем всё без остатка.

Пока шли приготовления, вернулся с репетиции наш новый сосед, испанский балетмейстер, всю жизнь проработавший в балетных труппах Голландии и Германии, но об этом отдельно, - и это было как раз вовремя, чтобы нарезать овощи, подогреть лаваш и сесть всем вместе за стол и провести потрясающий вечер за историями из жизни, шутками и восхвалением арабской кухни в исполнении Надера, для которого наши искренние восторги были слаще любого деликатеса, хоть мы так и не смогли это доесть. В какой-то момент наш сосед сказал: "Люди сближаются друг с другом за столом. Как жаль, что мы теряем эту традицию. Никакие встречи в кафе этого не заменят, люди должны разделить трапезу, тогда они начнут понимать друг друга". Русская девочка еврейской крови, сирийский беженец и испанский профессор танца дурачились и говорили обо всем на свете и разошлись уже за полночь, и то только потому что утром нужно было рано на работу.
Жизнь - она такая.
Tags: Германия, из жизни, люди, холостяцкая пирушка
Subscribe

  • (no subject)

    Неделя пролетела за одну секунду. За это время у нас закончились сценические репетиции, прошла сидячая оркестровая и две оркестрово-сценические.…

  • (no subject)

    На вечернюю репетицию режиссёр снова не пришёл, но на этот раз по уважительной причине: в яслях у его ребёнка у кого-то подозрение на корону. Так что…

  • (no subject)

    Заряда энергии, накопленной за лето, хватило примерно на два дня работы. В пятницу, а особенно в субботу после вечерней репетиции (при том, что у нас…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 70 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • (no subject)

    Неделя пролетела за одну секунду. За это время у нас закончились сценические репетиции, прошла сидячая оркестровая и две оркестрово-сценические.…

  • (no subject)

    На вечернюю репетицию режиссёр снова не пришёл, но на этот раз по уважительной причине: в яслях у его ребёнка у кого-то подозрение на корону. Так что…

  • (no subject)

    Заряда энергии, накопленной за лето, хватило примерно на два дня работы. В пятницу, а особенно в субботу после вечерней репетиции (при том, что у нас…