ковбой

(no subject)

У меня куда-то исчезла верхняя запись, висевшая здесь годами. Наверное, это знак, что надо что-то менять. Так что не буду больше писать никаких вводных слов. Пусть этот пост служит для ваших вопросов и быстрой связи. Пожалуйста, пишите, не стесняйтесь. Комментарии скрыты.

Мой второй жж - parci. Там можно найти моё подробное концертное расписание и записи на музыкальные темы. Впрочем, сейчас времени писать у меня не много, и если есть, то я скорее пишу здесь, а не там. Но всё-таки, оба жж активны и немножко про разное.

Добро пожаловать!
crazy

день 15

Началась третья неделя.

Сегодня утром начали ставить вторую картину второго акта (разбивать на сцены эту оперу очень сложно, три акта разделены каждый на две части, а всё остальное идёт сплошным полотном, и все во всём задействованы). В этой картине у моего персонажа небольшое соло и потом много отдельных фраз в общей суете. Репетировала моя коллега - я смотрела из-за режиссёрского стола и пыталась запомнить, что и когда происходит. Всё-таки дело идёт куда проще, когда задействована мышечная память. Принцип посмотреть, как полтора часа работает кто-то другой, а потом встать и повторить всё с одного раза, конечно, работает, но концентрации и внутренних затрат это требует в разы больше. Но я была благодарна, что мне хотя бы дали это повторить.
Если работа с двумя составами и дальше будет организована так, что один работает, другой повторяет, а на следующий раз люди меняются местами, то я буду рада. Самое неприятное для меня - это когда режиссёр сам ничего не говорит и предлагает составам самим решать, когда они будут меняться. В итоге каждый находится в постоянном напряжении и с ощущением, что его обделили. Пока что такого не произошло, и слава богу.

Вечером повторяли сцену дуэта с Фальстафом в бочке. Режиссёра не было, была помреж. Она тоже достойна отдельного упоминания, конечно. Это женщина лет пятидесяти, которая всю жизнь проработала в этой должности. Обычно помощниками режиссёра устраиваются только что выпустившиеся ребята с большими творческими планами и желаниями, чтобы сделать первые шаги в мире режиссуры. А тут я первый раз встречаю человека, который, судя по всему, всегда хотел заниматься именно этим. Но её подход - не креативность, а педантичность. То есть, она может остановить певца посреди сцены и сказать ему, что он повернул ладонь тыльной стороной ко лбу, а у неё записано, что надо было повернуть внутренней (именно это произошло со мной на днях). У меня терпения не занимать, но несколько коллег я уже наблюдала вскипающими, а то и взрывающимися. Сегодняшняя репетиция тоже не была исключением: наш Фальстаф - спокойный и сдержанный валлиец - абсолютно спокойно и сдержанно, ни на децибел не повысив голос и не шевельнув ни одним мускулом на лице, сказал, что очень сложно так часто останавливаться, потому что это выбивает всех из процесса, и что имело бы больше смысла, если бы мы прошли сцену целиком, а потом обсудили корректуры и замечания. После репетиции он извинялся перед нами за то, что не сдержался и вышел из себя. Это было очень мило :) Но, так или иначе, ситуацию разрулили, и бедную женщину я тоже могу понять, встав на её место, но проблема в том, что нельзя ставить себя на место каждого человека, потому что каждый искренне уверен, что он прав, а процесс при этом превращается в стресс и торможение.

После вечерней репетиции я хотела домой, но мы шли вместе с Фальстафом (потому что по случайности живём в соседних домах в северной части города - от театра через вокзал 20 минут в горку - и вечером ходим вместе, за что я ему очень благодарна), а он хотел поесть. Так что мы зашли в мой Мясной Рай, о котором я рассказывала неделю назад. Я есть не хотела, более того, я себе пообещала, что не буду там есть по вечерам, а в другой время буду отказываться от лаваша и всех дополнительных ништяков, которые они ставят на стол, потому что иначе вся моя работа над собой снова пойдёт насмарку. В общем, я заказала колу зеро и осталась за компанию. И тут откуда не возьмись появляется дядька, который тогда сказал, что в следующий раз меня ждёт сюрприз. И говорит: "Будешь кюнефе? За счёт заведения!" Я говорю - чего это вообще? Он говорит - это такая сладость. Ну, будешь? Ты же не скажешь нет??
Ну как я могу сказать нет, когда мне дарят сладости! Я гулпо улыбалась и хлопала глазами, они расценили мою реакцию правильно.
В общем, мне принесли нечто в железной миске. Нечто шкворчало, как на сковородке. Потом пришла тётенька и залила это нечто целиком сиропом, так что оно полностью в нём утонуло. Потом вернулся дяденька и от души короновал всё это великолепие взбитыми сливками. Мне дали нож и вилку, пожелали приятного аппетита и оставили с нечтом один на один.
Это было похоже на драник и сырник вместе взятые, слепленные из вермишели и склеенные сыром. Это было какое-то невероятное сочетание вкусов, политое сиропом и взбитыми сливками.
Уже попробовав, я открыла меню, чтобы посмотреть, что это всё-таки такое. Там стояло: "Кюнефе: вермишелевый пирог с моцареллой и сиропом".
Это было настолько жирно, тяжело и калорийно, насколько это можно себе представить из описания %) Я была счастлива, что сегодня только обедала. Но даже с учётом этого и того, что треть этой штуки удалось скормить Фальстафу, моему желудку стало так тяжело, что даже прогулка до дома по холоду в горку не помогла. Боюсь, что заснуть у меня не скоро получится, а завтра будет вынужденный разгрузочный день.
Вот уж и правда, получила сюрприз! :))
овечки

(no subject)

Прошло 2 недели, но по факту на второй неделе я репетировала только в понедельник и пятницу, так что сложно сравнивать первую и вторую по их насыщенности.
Тем не менее, память и мозг делают своё дело даже в пассиве. Я уже свободно ориентируюсь в первом акте и довольно хорошо выучила второй. Сольные куски из третьего акта, который мы ещё ни разу не разбирали на ансамблевых репетициях, а только индивидуально с концертмейстером, приходят ко мне по ночам и пропеваются в голове с нужным текстом - интересное ощущение, когда ты думаешь, что ещё ничего не запомнил, а твоё подсознание неожиданно выдаёт тебе готовый продукт.

Ездить каждый день туда-обратно мне не понравилось. Думаю, будет лучше, если я вернусь в Пфорцхайм и останусь там как минимум до выходных, а то и до следующей Итальянки, которая будет 31-ого октября.
овен

(no subject)

Здравствуй, дорогой дневник.
Сегодня я проснулась в восемь пятнадцать, в девять вышла из дома и с десяти до полвторого репетировала сцену, которая в оригинале длится примерно шесть минут.
Мы разбирали личность Фальстафа в призме современного общества и пришли к выводу, что эта личность продолжает (начинает?) ряд Харви Вайнштайна и всех прочих "героев" миту. И поскольку эта проблематика рассматривается в наши дни под совсем другим углом, чем во времена Шекспира, то и мы этого героя покажем не просто неприятным глупцом, а опасным человеком, который считает, что может с помощью денег и власти добиться всего, что пожелает.

На репетиции я впервые увидела свою коллегу, которая будет играть ту же роль, что и я. Очень умная, приятная, лет на десять старше и с голосом соответстаующим. Мой синдром самозванца помножился на комплекс неполноценности и неуверенность в себе - ведь мы пока не знаем, кто будет в первом составе, а кто во втором. Я знаю, что хорошо пою и классно играю, но она по фактуре подходит больше, ей и играть ничего не надо. Ну да что уж. Посмотрим.

После репетиции мы с коллегой Фальстафом, который всю репетицию вынужден был сидеть в бочке (это не эвфемизм) и выслушивать обвинения в адрес всего мужского рода в своём лице, пошли обедать и разговорились для разнообразия не про постановку и не про вокальную позицию, а про долгосрочные инвестиции. Он так интересно рассказывал, что я не заметила, как прошло ещё два часа.

К тому моменту как я дошла до дома и протянула ножки, нужно было уже возвращаться на концертмейстерский урок.
На завтра у меня в плане стоял ещё один урок в 11 утра. Потом я планировала ехать в Кайзерслаутерн, потому что у меня билеты в театр, и я обещала поддержать коллег ещё до того, как получила гостевой контракт.

И тут мне пришла в голову гениальная идея. Я взяла с собой ключи от дома и телефонную зарядку и пошла в театр. Там я спросила у пианистки, не согласится ли она позаниматься со мной сегодня один дополнительный час вместо завтра.

В общем, сейчас полдвенадцатого вечера, я уже ровно два часа еду на перекладных домой и надеюсь завершить этот путь минут через десять.
Меньше суток - как будто и не уезжала! %) Надеюсь, хотя бы высплюсь.

овечки

(no subject)

Два часа ночи, я в Пфорцхайме! 140 по автобану в темноте - это не моё. Поначалу было вообще очень страшно, а к концу стало просто страшно. Но я шмагла. Юху.

Спектакль прошёл хорошо, а с учётом обстоятельств вообще отлично. Девочка справилась на сто процентов, а дуэт помрежа и певца на авансцене, насколько я понимаю, никого особо не смутил. Зрители вообще на удивление относятся с пониманием к таким ситуациям.
Я же вообще чувствовала себя хорошо и с удивлением констатировала, что всё пропелось и встало, куда надо. Несмотря на то, что при попытках распеться меня опять уносило на полтона вверх сегодня. Ну, хоть на сцене включился механизм, и то хорошо.

Побежала спать. Утром познакомлюсь со своим вторым составом (а может, это я её второй, пока непонятно). Каждый день интрига!

овен

(no subject)

Я пережила утренние репетиции, и это хорошо.
Сопрано молодец, хорошо всё запомнила по видео, но, судя по всему, она никогда не пела речитативы - а это самое неприятное. Сократили ей одну фразу, но остальное придётся петь. Но видно, что она быстро схватывает. Думаю, всё будет нормально.
Потом прошли с помрежем сцены Таддео. Это очень странно, когда твой партнёр просто стоит и даже рта не раскрывает. Сразу замечаешь, насколько по-разному течёт время в драматическом спектакле и в оперном: мы наполняем текст смыслом через пение, а без него смысла в повторении одной и той же фразы несколько раз (привет, Россини!) не очень много.
Баритон же пока вообще не приехал, будем проходить наш дуэт непосредственно перед спектаклем сегодня вечером.

Тем временем, я получила план репетиций в Пфорцхайме на завтра - и, конечно же, мне нужно быть в театре в 10 утра. Тогда же мне предстоит познакомиться с коллегой, с которой мы должны друг друга дублировать.
Так что сегодня после спектакля я сажусь в Тео и еду в Пфорцхайм 150 км по автобану. Я и при обычных обстоятельствах боюсь ездить на большие расстояния, а тут ещё и после полного рабочего дня и трехчасового спектакля с двумя вводами!
С другой стороны, меня же если не поставить в безвыходную ситуацию, я и не научусь никогда.

В общем, жизнь продолжает бить ключом.

овечки

(no subject)

В понедельник наш режиссёр начал параллельно возобновление другого спектакля, поэтому мы повторяли и сводили воедино с помрежем то, что уже было поставлено.
Поскольку режиссёр был занят, а организованность - не главная черта творческого человека, даже когда он интендант, вместо плана на вторник нам просто сказали: "по ситуации". Это означало, что после вечерней репетиции режиссёр решит, будет он во вторник заниматься другим спектаклем или нами, и тогда нам тоже об этом сообщат.
И таки в пол-одиннадцатого вечера пришло сообщение, что завтра в десять утра нас ждут на репетицию первого акта.

Во вторник в девять двадцать я выпихнула себя из дома.
Вообще я собиралась пойти самое позднее в девять, чтобы успеть распеться и повторить текст, но было очень холодно и противно. За сорок минут я как раз успела бы прийти, переодеться и выпить чаю.
Примерно в девять сорок мне пришло сообщение, что репетировать будут начало первого акта, и я там не нужна, так что "могу остаться дома". Здорово! Утренние прогулки в горку тоже полезны для здоровья.

Разозлилась на всех и решила поехать в Хайдельберг, где сейчас живёт моя подруга, а на этой неделе там же находится на мастер-классе моя пианистка и partner in crime, которая вообще живёт в Вене и видимся мы очень редко. А Хайдельберг в часе езды на поезде.
Я списалась с обеими, и мы договорились все вместе пообедать, после чего я бы спокойно вернулась к вечерней репетиции обратно.

Уже когда я садилась в поезд, мне пришло сообщение, что вечерняя репетиция для нас тоже отменяется.
Если бы я узнала об этом хотя бы на 20 минут раньше, я бы собрала всё необходимое и поехала сразу оттуда домой, потому что в среду мне все равно нужно было приехать в Кайзерслаутерн, чтобы вспомнить роль и быть в состоянии играть в четверг Итальянку. А теперь получалось, что я еду в Хайдельберг, который находится на полпути к Кайзерслаутерну, потом возвращаюсь обратно в Пфорцхайм, собираю вещи и снова еду в ту же сторону, только в два раза дольше.

Короче, я немного подумала, плюнула на свою зарядку, ключи и лэптоп - и решила всё-таки ехать из Хайдельберга сразу домой.
Хорошо, когда не забыл своё кочевое прошлое и имеешь всего по два: дома у меня есть и зубная щётка, и зарядка для телефона, и запасные ключи. Ноутбука только нет, но да здравствует век высоких технологий - провела сегодня урок по вотсапу, получилось тоже хорошо!

Первоначальный план был приехать в среду, отдохнуть и спеть спектакль в четверг вечером. Оказавшись дома во вторник, я даже впала в замешательство, что я буду там делать так долго (без ноутбука и нот).
В итоге я пролежала полчаса в горячей ванне, посмотрела серию "Бумажного дома" и вырубилась в 8 вечера. Проснулась примерно в полвторого ночи, поиграла в скраббл на телефоне и примерно в три снова уснула и открыла глаза уже в 9:40. %)
Днем я вытолкнула себя в театр, чтобы повторить партию, хотя всё моё естество говорило, что я успею сделать это завтра.
Я пропела все арии, стабильно оказываясь в конце на полтона выше, чем надо. Все два часа. Это не тот эффект, которого я ожидала от перехода с контральтовой партии на колоратурную, но в конце концов я забила и пошла домой - учить других, раз уж у самой ничего не получается.

А только что мне позвонили из театра и сказали, что завтра в спектакле будет два гостя. Заболела Эльвира и вместо неё будет впрыгивать сопрано. А вот вместо заболевшего Таддео будет играть помреж, а приглашённый баритон будет петь сбоку. %))
Так что завтра с 10 утра у нас репетиции срочных вводов.

В общем, хорошо, что я уже вчера приехала. Отдохнула и хватит. В холодильнике две банки редбулла, но это только потому, что оперные певцы нищеброды и не могут позволить себе кокаин.

овечки

(no subject)

Пришла в третий раз в костюмерный цех просить репетиционную одежду и обувь.
В первый раз я пришла в четверг, на следующий день после эпического снятия мерок. Никого из главных не было, меня встретили две девочки-подмастерья, которые не знали, как мне помочь, но с готовностью записали моё имя и размер ноги и сказали, что передадут дальше. Ничего не произошло.
Через день я на репетиции подошла к помрежу и спросила, не знает ли она, случайно, каким образом можно было бы получить репетиционную одежду и особенно обувь. Можно только обувь. Ходить по сцене и исполнять всю хореографию в уличных ботинках и в туфлях на каблуке - это две большие разницы. Помреж сказала, что всё выяснит. И действительно - чуть позже она прислала сообщение, что я могу подойти в понедельник в первой половине дня и забрать репетиционные вещи.
И вот, прихожу я в означенное время в костюмерный цех. Нужная женщина была на месте - это уже успех. "Ах, да, да, пойдёмте поищем! Кстати, какой у вас размер ноги?" ЫЫЫЫЫ. Зачем я уже четыре раза говорила, какой у меня размер ноги? И зачем мы договаривались заранее тоже уже дважды, если мы сейчас только пойдём вместе всё искать?
Ок. Пришли на склад. Женщина зарывается в штангу с нижними юбками. Достаёт какую-то и говорит - вот, примерьте. И, не дожидаясь процесса, сообщает, что она пошла искать мне туфли. Я впопыхах напяливаю юбку и вижу, что она чуть ниже колена. Кричу уходящей от меня даме: минуточку, простите, пожалуйста, но не могли бы вы мне сказать, какой длины должен быть костюм? Она говорит, что в пол. Тогда я извиняюсь ещё больше и спрашиваю, не могла ли бы я в таком случае получить юбку соответствующей длины. Потому что, видите ли, дело в том, как ни прискорбно, что для того и нужна репетиционная одежда, чтобы в ней привыкать к размерам и формам оригинального костюма. И если мне нужно будет в итоге носить платье в пол, то репетировать в юбке до колена имеет катастрофически мало смысла. И я с удовольствием расскажу об этом пытливому читателю, но работник театрального костюмерного цеха ведь наверное должен быть в курсе?
Женщина вздохнула и полезла обратно в юбки. Достала мне ещё одну со словами: "там нет пуговицы, но мы пришьём тесьму, чтобы можно было её завязывать". Ок, без проблем! Хоть тесьму, хоть цепь золотую. Только один нюанс - юбка сама по себе в открытом виде охватывает примерно половину меня и натягивается на бёдрах, образуя подобие элегантного рыбьего хвоста. Внутренне сжимаюсь от необходимости снова проявлять свой дивный? диванный? короче, деспотизм дивы. Извините бога ради, говорю я, но в эту юбку я не влезаю даже без тесёмок. Женщина испепелила бы меня взглядом, если бы могла. Она снова стала искать среди юбок и достала ещё одну. Та была в ширину как две меня, но зато подходила по длине. На ней тоже не хватало завязок, но я сказала, что я счастлива и буду любить эту юбку навсегда.
Мы вернулись в мою любимую комнату с швейными машинками, в которой мне удалось избежать прилюдного оголения в первый день. Там мою юбку дали швее, и через две минуты я получила веревочки, с помощью которых я могу оборачивать юбку вокруг себя столько раз, сколько мне нужно, и завязывать на бантик.
За это время костюмер всё-таки сходила за обувью и принесла мне ровно две пары (обычно люди идут вместе на склад и примеряют там же, особенно когда размер непонятный - вот у меня в зависимости от модели это может быть что угодно между 37 и 38, например). Из этих двух пар обе сдавливали мне ногу, но я испугалась, что если я ещё что-то скажу, она сделает куколку вуду и проткнёт её прямо тут на месте. Так что я поблагодарила за помощь и взяла ту пару, которая доставляла меньший дискомфорт.

С восторгом и небольшим содроганием жду начала примерок и работы над костюмом.
овечки

7 и 8

Вчера я ходила на мюзикл "Титаник", который поставили в Пфорцхайме пару недель назад. Оказывается, этот мюзикл вышел на Бродвее в 1997 году, тогда же, когда и фильм. Он получил много наград, но я лично никогда не слышала ни о нём, ни об авторе Мори Йестоне.
Не сказала бы, что музыка и драматургия произвели на меня неизгладимое впечатление - по сути это коллаж из коротких зарисовок об отдельно взятых людях и судьбах пассажиров. И отдельно драма, происходящая на капитанском мостике. Но сделано было сценически и музыкально очень хорошо, так что я была рада, что сходила и увидела большинство своих коллег на сцене. Мне очень нравится время от времени оказываться по ту сторону зрительного зала и испытывать чувство гордости от того, что это классные артисты - мои приятели. Кстати, начёт зрительного зала - он был полон! Чтобы прочувствовать всю значимость этого факта, нужно знать, что у нас с начала короны активированы "гигиенические протоколы", по которым в семисотместный зал пускали сначала 100 человек, потом 150, а вот сейчас, кажется, 250. Я не видела полного зрительного зала с февраля 2020 года. И вот вчера все места были заполнены, вообще без промежутков! На входе в театр у всех спрашивают подтверждение прививки или тест, а в течение спектакля нужно сидеть в маске, но за это люди получают театр таким, каким он должен быть - живым, бурлящим и заполненным!

Сегодня была сценическая репетиция второй части первого акта - там, где появляются все, кроме Фальстафа. Женщины и мужчины разделены на две группы и у каждой свой заговор. И те, и другие, хотят отомстить Фальстафу, но не знают о планах друг друга. Должно получиться очень весело, и мне кажется, что с этим режиссёром у нас есть все шансы сделать действительно смешную постановку. Но пока что это - довольно хаотичное нагромождение всего. Самого режиссёра при этом не было, потому что у него началось параллельно возобновление другого спектакля, в котором, кстати, снова участвуют все артисты, кроме нас с Фальстафом.
Вторая часть репетиции была музыкальной, где мы - опять же, все девять человек одновременно - пропели всю вторую картину второго акта. Это было ещё хаотичнее, особенно когда часть людей пела довольно уверенно и практически наизусть, а другая часть читала с листа и искала свой тон. Вообще, по-хорошему, такое не должно происходить во время сценической работы - музыкальные репетиции и в том числе ансамблевые репетиции должны быть организованы до начала постановки, а не во время. Но - чем меньше театр, тем меньше в нём труппа. Чем меньше труппа, тем больше нагрузки приходится на каждого. И в конце концов людям приходится осуществлять невозможное. И все в итоге справляются, конечно, но какой ценой...
Но, так или иначе, второй акт был узнан и более или менее проработан.

Из прекрасного. Несколько дней проходила мимо витрины, украшенной изображениями шашлыка и разного жареного мяса. Я решила, что если то, что там готовят, настолько же вкусно, как выглядит на картинках, я обязательно должна это попробовать.
Вчера я притащила туда коллег после спектакля - и это было мясное совершенство! Место оказалось небольшим турецким ресторанчиком, где ты заказываешь блюдо, а тебе приносят к нему корзину лаваша и пять разных закусок, так что к моменту подачи основного ты в общем-то уже и не особо голодный. Но когда я уже думала, что лучше быть не может, мне наконец принесли мой заказ - баранину на косточке - и на тарелке было не одна или две штучки, а как минимум шесть. Такого мясного великолепия я не встречала очень давно, а в Германии, кажется, вообще никогда.
В общем, сегодня я притащила туда на обед ещё одного человека, а на ужин ещё одного (он ел, я нет, потому что съеденной днём половины порции мне хватило на весь остаток дня). Турецкие дяденьки меня полюбили и сказали, что в следующий раз меня ждёт сюрприз :))
Вообще-то я собиралась готовить и есть дома, чтобы экономить свой мизерный гонорар, но теперь моя душа разрывается в метаниях. Хорошо, что я послезавтра еду домой петь Итальянку. Но само осознание того, что в этом городке обнаружился мясной рай, наполняет мою жизнь смыслом.
овечки

дни 5 и 6

Процесс изучения нового материала напоминает прогулки в лесной чаще. Сначала блуждаешь и не можешь даже представить себе, что местные жители привычно срезают тут путь и выходят ровно туда, куда им нужно. Потом постепенно начинаешь ориентироваться и отличать отдельные деревья и пеньки. Но оказавшись в этой чаще во второй, третий, десятый раз всё больше замечаешь, что каждое дерево на самом деле разное, свет через крону проступает совершенно уникальным узором, а корни имеют абсолютно узнаваемый рисунок. И придя туда в очередной раз, ловишь себя на том, что уже знаешь, что за этим деревом откроется опушка, а после неё начнётся тропинка, которая ведёт к ручью, и если идти вдоль него, то скоро выйдешь к большой дороге, и заблудиться на этом маршруте очень сложно, а путь, который в первый раз занял весь день, на самом деле укладывается в один час.

Если бы у меня было достаточно времени на изучение партии, я бы сначала несколько раз послушала запись с клавиром, чтобы иметь общее представление о музыке. Потом села бы за пианино и стала бы разбирать сцену за сценой, работая над разобранным по мере готовности с концертмейстером. Разобрать номер, принести его на урок, пройти с сопровождением медленно и с остановками, повторить столько раз, сколько требуется, и закрепить уверенным пением по нотам. Потом разобрать следующий номер, принести его на урок, и так по кругу. Тогда не нужно сразу панически закапываться в лесную чащу, а можно спокойно гулять по тропкам, останавливаясь у каждого симпатичного цветочка или веточки.

Но когда времени на подготовку нет, то вся пошаговая система смешивается в одну кучу, и ты бегаешь с наушниками в ушах и клавиром в руках по самой глухой чаще из одного её конца в другой, хватаясь за все сучочки и листочки одновременно, попутно убегая от причудившегося в темноте медведя, подавившись волчьей ягодой.

Но отставим аллегории. К концу первой недели репетиций (и полутора недель изучения партии) моё дыхание несколько замедлилось, и я начала замечать, что довольно уверенно чувствую себя в первом и втором акте, знаю наизусть все сольные сцены и каждый отдельный эпизод в больших ансамблях. Длинные многословные и многоголосные сцены ещё нужно доучить и отработать, так же, как и выучить, когда именно в общей канве должны звучать разрозненные сольные фразы - но это то, что можно сделать только на ансамблевой репетиции, когда на месте все участники процесса. При мысли о третьем акте по-прежнему охватывает ужас, но когда я открываю ноты, понимаю, что и эта музыка мне на самом деле уже знакома, и не так уж всё и страшно. Кроме заключительного хора. Там сам чёрт ногу сломит, но я перешла в философский модус решать проблемы по мере их поступления и стараюсь сохранять спокойствие и здравый смысл.

В сценическом плане мы сегодня добрались до начала конца первого акта, что для первой недели очень даже спортивно. Конечно, не стоит ожидать, что через неделю будет готов второй акт, а через две мы поставим целиком всю оперу, но хотелось бы верить, что получится держать темп, несмотря на такое количество одновременных участников. Одно дело, ставить сцену на двоих, а другое, когда у тебя десять человек и хор, и у каждого своя линия поведения.

У моих коллег параллельно ещё два идущих спектакля и одно возобновление с премьерой через полторы недели. И некоторые действительно задействованы вообще во всём. Все штатные артисты во всех театрах через это проходят, но когда один коллега сказал сегодня, что у него в этом сезоне 115 представлений, у меня вылезли глаза на лоб. Всё познаётся в сравнении, конечно.